Картина Репина: «Не ждали»

Картина Репина: «Не ждали»


Это было в те далекие застойные годы, когда я после окончания Ленинградского Политехнического института работал инженером – ремонтником в Вычислительном центре этого института. Ремонтником я был безтолковым, работу свою не любил, и всякий раз, когда что-то новое ломалось, с ужасом думал, как же мне найти неисправность. (Стандартные неисправности я изучил, и знал, как с ними бороться). В общем, работал я абсолютно не на своем месте. Но при всем том, что непосредственная работа меня не привлекала, но коллектив, и вся вэцэшная тусовка – мне нравились. Я принимал самое активное участие в организации как теперь сказали бы, корпоративов. Тогда такого слова не знали, но, скажем, к праздникам 8 марта, или 23 февраля готовились не шуточно. Уже недели за две выделялась группа подготовки, в составе художника, стихоплета и певцов-исполнителей, нам выделяли определенное количество «шила» - кто не знает, так почему-то на нашем профессиональном жаргоне назывался спирт, который мы получали в немереных количествах для протирки контактов. Контакты мы терли другим, (ядовитым) спиртом, а «шило» все употреблялось в увеселительных целях. Бывало, мы готовились в помещении ВЦ, иногда нас командировали куда-нибудь на квартиру, где мы «репетировали».

К началу праздника стенгазета длиной в 10-12 ватманских плакатов размера А4 – была готова. Были также готовы песни, как правило, на известный мотив, но со своими злободневными вэцэшными словами. Песен всегда было много. Последние годы я стал уже сочинять и собственные песни. Вспоминается песня, которая начиналась так:


С нашими ребятами сегодня катавасия

Случилась отчего-то поутру,

Ходят неспокойные, думают, проказиют,

За голову держатся и часто воду пьют:


«Вот ведь гадство, что вчера

Праздник вышел у бабья,

Чтобы стало им неладно –

Как работать-то с утра!

Эх, мать!»


И так далее все в том же духе, о том, какие проблемы испытывал коллектив на следующий день после всеобщего увеселения.

С нами на ВЦ работал ударник из музыкальной группы «Телевизор» Слава Архипов. Так, однажды нас командировали репетировать на Звенигородскую, где группа «Телевизор» арендовала помещение для своих репетиций, и мы там весь вечер готовились на их аппаратуре. Помнится, я в тот вечер доготовился до такой степени, что меня не впустили в метро. (Смутно помню, что репетиция заканчивалась с музыкантами «Телевизора» уже в пивной).

В общем, можно понять, что на работе я не скучал. Отмечались, конечно же, не только эти, но вообще все праздники, все дни рождения, (а коллектив у нас был немаленький), но и любые иные возможности весело провести время. Так что застолья с «шилом» и не только с ним случались регулярно. В наш коллектив часто захаживал некто Эмир Васильевич Репин из конструкторского бюро. Добродушный добрый дядька с неизменной радушной улыбкой во все лицо, и всегда розовощекий. Я бы даже сказал бордовощекий. То ли у него постоянно было повышенное давление, то ли он всегда был навеселе, но неизменная улыбка, видимо, была следствием его незлобивого нрава. Кажется, никто уже не помнил, (я-то точно не знал), когда и каким образом он стал постоянным к нам заходильцем. Все его уже знали, и каждый по-своему любил его. Но все подмечали в его приходах странную особенность. Стоило только нам своим коллективом собраться за столом, – непременно в скором времени появлялся Эмир Васильевич. Надо сказать, выпить он любил, но каким чутьем он определял день и время нашей совместной трапезы, – было абсолютно неясно. Ему ведь надо было пройти у себя через вертушку, перейти через дорогу – и подняться к нам на 4-ый этаж. Обычно он появлялся в самый разгар застолья, или непосредственно перед началом трапезы со своей неизменной фирменной, «репинской» улыбкой. Мы, хотя и удивлялись его необыкновенной «прозорливости», но, любя его, давно уже привыкли к его неожиданным появлениям.

Теперь я немного отвлекусь, и напомню читателю, что всем известна ситуация, когда при появлении кого-то неожиданно, произносят фразу: «Картина Репина: «Не ждали»». Помню, наша классная учительница любила говорить эти слова, если в середине урока вдруг появлялся кто-либо опоздавший. Эта фраза была очень часто употребляема в наше время, да, мне кажется, и сейчас не окончательно вышла из моды. По крайней мере, в те годы это выражение знали все – фраза была крылатой. И вот однажды, когда в очередной раз мы собрались своим коллективом, так случилось, что на мгновение все вдруг замолчали, и в этот момент дверь, легонько скрипнув, приоткрылась, и на пороге появилась сияющая физиономия Эмира Васильевича. И тогда кто-то абсолютно без задней мысли произнес эту фразу: «Картина Репина: «Не ждали»»……

Несколько мгновений была тишина, а затем все буквально взорвались хохотом, хотя и чувствуя некоторое смущение перед благодушным нашим гостем, но не в состоянии сдерживать приступы смеха от уж очень метко выстрелившего каламбура: «Картина: «Репина не ждали»». Всеобщий смех длился, наверное, несколько минут, подхватываемый теми, кто позднее других врубился в тему, как теперь принято говорить: «Ре-е-епина не ждали!» - доносилось из дальнего угла, и вновь все заливались смехом.

Надо сказать, что Эмир Васильевич нисколько не смутился, а продолжал на протяжении всего этого времени невозмутимо стоять на пороге и улыбаться своей неотразимой улыбкой. Быть может, лишь щеки его порозовели немного более обычного.

Назад