Две лепты вдовицы

Всем известна евангельская история, когда Господь, наблюдая за пожертвованиями людей, сказал, что бедная вдова, положившая две лепты – дала больше всех других, (много жертвовавших). Ибо те от избытка своего жертвовали небольшую часть, а она от бедности своей отдала Богу все, что имела. Нечто подобное к своему удивлению и к радости осознал я после того, как мне приснился сон о моей покойной мамочке.

Но прежде, чем поведаю содержание сна, необходимо разсказать предысторию. Когда мама была уже в преклонных летах, физически - немощна, но все же могла еще иногда выходить на улицу, спускаться и потом подниматься по лестнице на 4-ый этаж… Это с одной стороны. А с другой стороны, когда она была уже достаточно воцерковлена, (ибо ее воцерковление и началось как раз после того, как она осознала свою физическую немощь, невозможность работать – давать уроки английского, и только после этого стала молиться, ходить в храм, исповедоваться, причащаться). Так вот в тот момент, когда она была уже подготовлена духовно, и еще оставался небольшой остаток физических сил, я взял ее однажды на Крестный ход. Точнее, я думал, что беру ее на предначинальные молитвы перед Крестным ходом и на самые первые шаги многодневного Крестного хода, который ежегодно выступает из Петербурга в день празднования Ченстоховской иконы Божией Матери и заканчивается через 4 месяца в Екатеринбурге в день убиения Царственных мучеников. Довез мамочку ко Кресту на Поклонной горе, до места молитвы, на такси. Взял с собой раскладное кресло, чтобы она могла посидеть до начала соборной молитвы. Милостью Божией, сил у нее хватило. Когда началась молитва, она встала и молилась стоя с палками. Крестоходцы усердно молятся перед началом. Время молитвы может достигать часа. Для кого-то это, может быть, – пустяки, совсем не трудно, а для мамочки… Впрочем, об этом - ниже. Она серьезно отнеслась к происходящему. Видимо, чувствовала великую важность этого дела. По окончании молитв сразу не присела. Была в приподнятом настроении. Даже Господь сподобил немного побеседовать со старшим Крестного хода, (хотя у него в этот момент всегда бывает весьма много забот, попечений). Затем крестоходцы построились. И мы с мамочкой встали в конце шествия. Крестный ход начался. «Господи, Исусе Христе, Сыне и Слове Божий, Богородицы ради и всех святых помилуй нас». Я, повторял слова молитвы вместе со всеми. Мамочка внимала и старательно с двумя палками поспевала не отстать от Крестного хода. Прошли первые метров 50 до спуска с Поклонной горы. Далее нам бы было не пройти, не завалившись. Да и, несмотря на все мамины старания, мы уже отстали от крестоходцев. Для нас с мамочкой Крестный ход закончился. Мы вернулись к своему креслу, и затем стали возвращаться домой. Мама отдала Богу свои две лепты. Надо сказать, что это запало ей в душу. Ибо она и потом, даже когда память стала совсем подводить ее, все равно иногда вспоминала о Крестном ходе.

Со временем этот эпизод стал и в моей памяти забываться, но ярко высветился после того, как мне приснился сон. Это было примерно через полгода после маминой смерти. Сон был такой. Мы с мамочкой были участниками Крестного хода. Нас послали за продуктами. Надо было закупить нечто необходимое для вечерней трапезы. Мамочка во сне была уже в преклонных летах, но весьма еще сильная физически, разбиралась в том, что подойдет для покупки, что нет. Помню, что я во сне прекрасно отдавал себе отчет, во-первых, в том, что мы находимся в Крестном ходу, а не просто зашли в магазин, а, во-вторых, в том, что я помнил, что мамочка моя умерла полгода назад. Это меня, конечно, весьма удивляло: с одной стороны, я помню, что она умерла, а с другой стороны, - вот она рядом со мной, помогает делать покупки для Крестного хода. После того, как закупились, мы вернулись к крестоходцам, и я разсказал трапезной сестре, что вот ведь какое чудо! Мамочка моя умерла полгода назад, и тем не менее, она с нами в Крестном ходу. И трапезная сестра, и те, кто находились рядом, тоже подивились и не могли найти этому объяснения. Наконец, вернулись уставшие крестоходцы, и после молитвы началась трапеза. И тогда в наступившей тишине, когда слышалось только постукивание ложек, трапезная сестра обратилась к старшему, к Александру Литвинову, и поведала ему о чуде насчет моей мамочки. Александр, немного размыслив, сказал: «А что вы удивляетесь? Господь же Всемогущий! Значит, Богу так угодно, чтобы мама Феодора молилась вместе с нами». Эти слова пронзили мою душу, и я проснулся. Вот оно, значит, что! Значит мамочка на Небе! (поскольку душа, находящаяся во аде, не может молиться). И значит, мамочка оттуда молится о крестоходцах! Александр не сказал: «Богу угодно, чтобы она шла с нами Крестным ходом», а сказал: «Богу угодно, чтобы она молилась вместе нами»!

Тут-то и вспомнились мне мамочкины последние две лепты, пожертвованные Богу участием из последних сил в Крестном ходе! Принял Бог мамину жертву! И засчитал, согласно Евангелию, возможно, как большую жертву, чем жертву того, кто прошел весь Крестный ход, и не отдал всех своих сил. И вот теперь мама, уже пребывая в радости Господа, не испытывая тяжести от дебелого тела, служит Богу, усердно молясь и помогая молитвой крестоходцам! Дивны дела Твои, Господи!

01.09. (14.09.) 2023

Назад