Как я стал мужчиной

(Письмо другу)


 

27.09. (10.10.) 2023

Привет, Игореха! Сегодня, наконец, солнечный день. Ночью заморозок все-таки был. Я срезал астры. Теперь и вся часовня в астрах, и дома стоят цветы. И нераспустившуюся стрелу гладиолуса срезал. Посмотрим. М.б. так распустится. А на клумбе, она,
наверное бы, померзла. Хотя заморозок прошелся выборочно. Уже, когда я шел в половине 12-го переходил речку, мостик был обледенелый, (низко). А наверху у часовни еще было не ударивши морозом. Также и у дома. На градуснике температура за ночь не опускалась ниже плюс 1. (я проверял). А в ведрах вода замерзла. И кабачки померзли. У меня подрастал последний кабачок. Его долбануло. Но – не страшно. Он просто после этого лежать не может. А я его с аппетитом сегодня же с яичницей пожарил и съел. Незаметно, что подмерз. Вкусно. Сегодня – весь световой день – в работе. Сначала я стал мужчиной. Но об этом напишу в конце письма, чтобы тебя заинтриговать. А потом косил, как угорелый. Практически все три литра бензина, что на днях забодяжил – все извел. У меня теперь, с Божьей помощью, мощный парк косильной техники. Один японец, правда, отдан – дожидается ремонта. Но, кроме него, в рабочем состоянии два: немец и японец. Штиль и Эхо. Немец посильнее. Мощная машина. Прет, как танк. Но, к сожалению, в этом году начал сдавать. Ближе к концу бачка – устает и сбрасывает обороты. Но пока – он все же – основная тягловая сила. А японец в этом году из ремонта. У него одна беда – плохо заводится. Без подгазовки вообще не хочет заводиться. Но зато, если его заведешь, и еще успеешь подвесить на пояс, чтобы он в это время не заглох, - потом работает исправно. Хоть и не такой мощный. Кусты им пилить не будешь. Но работает как часы. И главное расход намного меньше, чем у немца. Емкость бачка меньше штилевского, а работает по времени, пожалуй, в два раза дольше. Но самое главное – это то, что их два, и оба на ходу. Поэтому я работал безперерывочно. Выдохся немец – иди остывать. Я беру японца, и кошу пока бензин не кончится. Закончился бензин – отдохни. Немец восстановился. Вот так я сегодня пять ходок подряд сделал. Дедушка вот только не отдыхал.
Да еще с утра попыхтел, попотел, устал, пока становился мужчиной. В общем, пришел в дом – еле-еле. Но главное – закончил обкос дома!!!. Теперь осталось обкосить баню. Но это намного меньше. От силы на два бачка. Ввалился в дом. Превознемогая себя, переоделся. Оттряс землю со лба, со щек. Сколько смог, вычистил из бороды. Глаза закрыты очками, а из носа я несколько раз за время косьбы землю выковыривал, ибо забивало и мешало дышать. Выпил воды с сиропом, и повалился на кровать. Думал, отдохну минут пять-десять, буду топить плиту, ужин разогревать. Но провалился в глубокий сон дольше часа. Сейчас уже стопил плиту, поужинал: гороховый суп из рульки, пюре с сосиками, свекла, зеленый салат, редисковые бутерброды. Теперь немного отдохну, тогда начну топить русскую печь и молиться. Русскую топлю не для тепла. И так хорошо в избе. Русская тепла в дом дает мало. Она – для того, чтобы на печке спать было комфортно. Плита дает прогрев ног и часть поясницы. А чтобы всю поясницу и спину – нужна русская. Ну, заодно решил сварить в мундире картошечку. Ту, что помельче. Во-первых, ее чистить и замучаешься, и неэффективно, (около половины картофелины может уйти на очистки). Если же чистить сваренную в мундире, вся картофелина сохраняется. А во-вторых, мне не понравилась ситуация, какая сложилась вчера: картошки не хватило в обед, и нечем заменить. А теперь всегда будут в холодильнике два вида картохи: пюре и в мундире. Например, пюре на завтрак, а мундирную пожарю на обед. И в случае чего – взаимозаменяемость.

Ну, ладно. Думаю, я тебя утомил. И ты ждешь разъяснения, как же я сегодня в первой половине дня стал мужчиной? Это, похоже, как, помнишь, в фильме «Корона Российской империи», когда в финале киноленты журналистам обещали показать корону на своем месте в музее, а «Неуловимые» запаздывали. И вот старичок экскурсовод на колясочке, показывая экспонаты живописи на библейскую тему, кормил их библейскими байками: «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…» Так и я испытываю твое терпение.

Итак. Сегодня утром я стал мужчиной. В грузинской традиции считается, что каждый мужчина должен обязательно: 1. родить сына, 2. убить змею и 3. посадить дерево. Так, сына я родил в 35 лет. После 40-а лет случалось, убивал змей. Только нельзя в лесу. Там им Господь заповедал жить. Не трогайте змей в лесу. Но уж если заползла к тебе на участок – убей ее. А то она может укусить или твою маму, или твоего ребенка, (внука), или подслеповатую Ирину Андреевну. У меня гады несколько раз кусали кошку Мартышку. Теперь она привитая. Но первый раз долго болела. Потом уже легко переносила. Но все равно – чувствительно. Так вот, Игореха, чтобы стать мужчиной, мне оставалось посадить дерево. Я давно вынашивал эту мысль. Не скрою, и желание стать мужчиной тому способствовало. И – доброе дело оставить после себя. Вот я умру, м.б. завтра, м.б. через год, м.б. через 10 лет… но все равно – очень скоро. А дерево простоит, даст Бог, еще несколько веков. В Питере стоит дуб, посаженный Петром Первым – более трехсот лет стоит. А в Израиле еще не погиб окончательно Мамврийский дуб, под которым Авраам встретил Бога – три Ангела символично представляли отцу народов Бога - Троицу. У меня есть кусочек Мамврийского дуба. Вот и я, Игореха, посадил-таки, наконец, дуб. В 67 лет стал, наконец, мужчиной.

Надо сказать, что Господь, (хочешь, скажи – ситуация), подталкивала меня к этому. Всему виной – сороки. Или вороны. По-моему, и те, и другие, когда найдут нечто съедобное, и в данный момент не голодны – закапывают добычу. А потом, конечно, забывают, где закопали. Так опять же Премудрый Господь устраивает. А иначе бы дубы вырастали лишь вблизи дубового дерева. Вот и напротив моего окна несколько лет назад сорока-ворона закопала желудь. Он пророс и дал всход. Само по себе поразительно, что его не заглушила тесная высоченная трава. Но самое обидное для этого дубка, (а теперь, даст Бог, после пересадки это его счастье), что закопали они желудь непосредственно под линией электропередач. Прямо под проводами. Таким образом, в любом случае на этом месте этот дуб был бы не жилец. Разве что если я бы раньше умер, сюда бы никто не стал приезжать, и электрики отключили бы наш дом. А так его ожидала судьба липы, которую бригада электриков спилила-таки лет 8 назад. (Отсоединяли провода, потом внимательно валили дерево, чтобы на дом не упало). Так что я давно уже смотрел на дубок в виду такой перспективы. И, с другой стороны, оно мне надо – такую мороку – вызывать электриков? (И потом дуб спилить – это тебе не липу). В общем, я давно к этому дубу приглядывался. Так и решил, что это Бог мне послал, чтобы я стал, наконец, мужчиной. Вот и этой весной собирался пересадить. Пересаживать надо или ранней весной, (до Егория), или вот такой поздней осенью. Представляешь, весной я его не нашел! Листьев-то нет. А там несколько молодых деревцев наросло. Какой из них дуб? Так и не разобрался. Ну, а сегодня с Божьей помощью… Но попотеть пришлось. Место я ему давно приглядел. Стал углублять яму. Батюшки! Камень на камне. Один здоровенный булыган не без труда удалось выволочь. Уф! Потом приблизился к дубу. Прежде всего, оказалось, что он вырос рядом огромным лежачим бревном, (от той самой липы). Попробовал руками его отодвинуть – не шелохнется. В общем, потом с помощью лопаты и рычага. (Также, как и булыган, выкапывал). Тоже попотел немало. Сердце-то уже слабенькое. 67 лет. Несколько раз отдыхал, отдыхивался. Затем помучился, выкапывая его с корнем. Перевез с землей у корня лишь на тачке. Сажать – уже легче. Но тоже труд. В общем, не без большого труда стал сегодня мужчиной.

А ты, Игореха, стал уже мужчиной? Если нет – вызываю на соревнование. Помнишь, как ты вызвал меня на соревнование относительно числа детей. Похоже, что ты проиграл. 3-2 в мою пользу. А вот насчет внуков – еще не вечер. Пока что тоже 2-1 в мою пользу. Так что не отставай, старайся. И пора уже стать мужчиной, если ты им еще не стал.

Твой Федька. Стоп. Нет. Теперь уже твой Федор.

P.S. Еще надо, чтобы дерево прижилось. А то окажусь я недоделанным мужчиной. (На Федю потянет, а на Федора – нет)

 

Назад