Литературная страничка

"Письма внукам"
 (Из деревни от дедушки).



Содержание.

2015

  1. Аисты.

  2. День Победы.

  3. Аисты погибли.

  4. Барсик.

  5. Макушка лета.

  6. Флоксы.

  7. Православие – живая вера.

  8. Русская Пасха.

  9. О том, как Бог спас дедушку и как мы всем миром спасали ласточек.

  10. Опять о цветах.

  11. Август.

  12. Хлеб.

  13. Косолапый.

  14. Грибы.

  15. Неведомый зверь.

  16. Первая литургия.

  17. Эхо прошедшей войны.

  18. Глазами Снежи.

  19. Первый снег.

    2016

  20. Первый полет

  21. Зимняя бабочка

  22. Как тут хорошо!




2015

1. Аисты.

  Христос воскресе, дорогие мои внученьки Олежка и Ксеничка!
  Пока вы заканчиваете учебный год, жизнь в деревне идет полным ходом. Сегодня уже второй день, как стоит жара. Какое это прекрасное время в деревне, когда все птицы возвращаются, и у них начинается новая жизнь. Сегодня я копал грядку, и меня отвлек клекот аистов – я на минуту отвлекся и огляделся вокруг… Как восхитительно! Звуковой фон создают птичье многоголосье и жужжание насекомых, среди которых выделяются шмели, пчелы и майские жуки. Да еще время от времени достигает слуха взвизгнувший шуруповерт – это строители заканчивают работы по внутренней отделке часовни – готовят храм Божий к первой литургии. Все заняты своим делом. Строители – строят, ваш дедушка ковыряется в грядке, кошка Снежка сосредоточенно уставилась в одну точку, - наверное, скоро опять поймает мышь. У аистов – радости семейной жизни в новом году.
  Вот, о них я вам и хочу разсказать. Еще позавчера мы с Елизаветой Ивановной волновались, - что-то нет пока аистов. Но она, умудренный опытом человек, успокоила меня: «Прилетят еще». Знаете, здесь люди всегда как-то безпокоятся, поселятся ли у них в этом году аисты? Кажется, даже такая примета есть – если над твоим домом поселились аисты – значит, Господу угодна семейная жизнь в этом доме. Я думаю, эта примета не из той серии, что есть суеверие. Суеверие – это грех. Если человек верит в то, что с ним непременно случится беда, если дорогу перебежала черная кошка, или если упала ложка – значит скоро баба придет – верить в такие несуразности – значит очень мало верить Богу.
  Но есть народные приметы, когда, например, погода следующего дня определяется по тому, какой накануне вечером закат, или например, по тому насколько высоко или низко летят гуси, определяют будет ранняя или поздняя зима. У меня почему-то и эти отнюдь не греховные приметы тоже, (как и суеверные), очень слабо откладываются в голове. Вот, помню, мой сосед Сергей, ныне покойный, как-то говорил: «Когда лягухи к ряке скачут, - значит…, а если от ряки - …» А вот что в этом случае должно произойти, когда они «к ряке» или «от ряки» скачут, - хоть убей, не помню. Так, наверное, и не узнаю никогда. Его ведь теперь «ня спросишь»…
  А вот за аистов я всегда всерьез волнуюсь. За мои 15 лет проживания здесь они только один раз не сумели свить у нас гнезда. А безпокоит меня в отношении аистов, в первую очередь, то, что аисты, когда селятся у нас над церковью, реально защищают церковь от разрушения. Они соорудили гнездо на куполе церкви в том месте, где должен быть установлен крест. Там крест и находился с момента постройки церкви, (а это ближайшее послепетровское время, ибо начато строительство было еще при Петре Первом). И простоял там крест до тех богоборческих страшных времен 20- го века, когда рушились храмы, убивались священники. Вот тогда и в нашу деревню пришли обезумевшие люди, потерявшие окончательно веру в Бога, стали срывать иконы, топтать их ногами, - тогда и крест сбросили. Про человека, который сбрасывал крест, мне доподлинно ничего не известно, а, вот, о судьбе человека, топтавшего иконы, мне точно известно, что он после этого, когда началась война, пошел на фронт, прошел всю войну, вернулся живым и здоровым, и уже после войны во время косьбы коса наскочила на такую высокую жесткую травяную кочку, какие тут часто попадаются, развернулась и скосила ему обе ноги, которыми он некогда топтал святые иконы. Раны были настолько серьезными, что впоследствии пришлось ампутировать обе ноги.
  Так вот, возвращаясь к кресту, после того как его кощунственно низвергли, появилась деформация в центре церковного купола, и тогда всему церковному зданию стало грозить разрушение. Знаете, как это происходит? В появившиеся трещины во время осенних дождей попадает вода, а когда ударяет зимний мороз, вода замерзает, превращается в лед, и, увеличиваясь в размере, выталкивает близлежащий кирпич. Если не устранить возможность проникновения воды, то год за годом постепенно все здание будет разрушено. Сложность устранения этой причины разрушения здания заключается в том, что поскольку наша церковь очень высокая, я ума не приложу, как бы мы смогли забраться на купол, чтобы заделать дыру, или (тем более), установить на старое место крест.
  Зато аисты прекрасно с этой задачей справляются. Каждую весну они начинают строительство своей семейной жизни с того, что подлатывают свое гнездо – а строители они замечательные. Вес двух аистов, а потом и вместе с аистятами- довольно приличный, - поэтому гнездо должно быть устроено так, чтобы в нем надежно располагались все жильцы, вот Господь и снабдил этих птиц способностью столь искусно строить свои жилища.
  Ну, так вот, я остановился на том, что позавчера еще аистов не было. Сейчас перейду к самому интересному. Вчера утром я услышал долгожданный клекот. Поднял голову вверх, и увидел на куполе нашей церкви аиста. Он был один. Радостно клекотал, что нашел место для проживания. Затем, отдохнув, начал по-хозяйски заниматься подлаживанием гнезда. Как я теперь думаю, это был самец, но не тот самец, который в прошлом году здесь проживал. Ибо дальше события стали разворачиваться следующим образом. Уже ближе к вечеру, когда я пошел за водой, я вновь услышал клекот , поднял голову, и увидел, что к нему в гнездо спускается другой аист, - как я теперь понимаю, - самка, причем, именно хозяйка этого дома, та самая, которая здесь проживала в прошлом году. Первый самец еще при ее приближении, (я ее не видел), а он незадолго до ее появления радостно ее приветствовал клекотом, мол, приходи, - я рад твоему посещению. Но когда самка спустилась в гнездо, я не понял, то ли она его как-то незаметно подтолкнула… , но никакой драки не было, скорее всего, что он сам понял, что она не выказывает ему своего расположения, и он сам вежливо покинул гнездо. Затем сделал парочку кругов вокруг и вновь пытался сесть в гнездо. Тут она сама, уже сидя в гнезде, недвусмысленно ему показала, что она этого не хочет. Он не дрался с ней, а начал методично за ней ухаживать. Подлетит, делая вид, что спускается в гнездо, но, заметив, что она вновь ему не рада – пролетит мимо. И так – много раз. Если же он иногда пытался спуститься, то всякий раз едва он касался лапами гнезда, тут же получал отпор от рассерженной хозяйки дома. При этом он не пытался с ней драться, - а послушно улетал прочь.
  Я с замиранием сердца, забыв про колодец с водой, следил за происходящим. Дальше было еще интересней. Аист полетал-полетал, и, видимо, устав, решил отдохнуть на дубе, что растет напротив Ольгиного дома. Я опять начал черпать воду из колодца. Вдруг слышу опять клекот. К хозяйке гнезда летит, видимо, ее муж, которого она приветствовала радостным клекотом, и тут же спокойно приняла в свой дом. Я даже засомневался. Подумал, может быть, это она смилостивилась и все же пустила к себе прежнего аиста? Но нет, смотрю – тот, что сидел на дубе, решил все-таки выяснить отношения, и стал подлетать к гнезду, на котором уже сидели два аиста. Далее было самое интересное. При его подлете ко гнезду, самка опять, как и раньше, дала ему отпор. А ее муж, видимо, струхнув, тоже спрыгнул с гнезда в другую сторону от подлетевшего аиста. Но затем, увидев, что жена отогнала соперника, хотел вновь подняться в гнездо. Но тут, рассерженная на своего струсовавшего мужа хозяйка и ему дала отпор. И затем оба аиста, поружив-покружив, (причем, летали очень близко друг от друга и как бы даже параллельно, но не вступая в драку), и затем они также вместе полетели к реке. Я к этому времени уже затарился водой, и повез тачку к дому.
  Не знаю, что там происходило у реки, но только через довольно продолжительное время один аист, (наверное, ее прежний муж), вернулся в гнездо, а она, видимо, уже успокоившись, опять его мирно приняла. А второй аист так после этого больше не появлялся. Наверное, полетел искать себе новый дом и новую спутницу в другом месте.
Интересно наблюдать за ними. Вообще, аисты не только поразительно умные птицы, но и верные супруги. Вот, в точности не могу про них сказать, надо бы почитать, а вот про лебедей я читал, что если один из супружеской пары умирает, то второй уже никогда не заводит новую пару. Про журавлей мне все тот же покойный сосед Серега разсказывал, что если погибал один из журавлиной пары, второй сам себя убивал – ломал себе шею, низвергаясь с высоты на землю головой вниз. В этом отношении насчет аистов – не скажу, не знаю. Но знаю, что они при жизни никогда не меняют пары. И если одна пара облюбовала какое-нибудь жилище – то эти же аисты и будут возвращаться туда, пока кто-либо из них не погибнет.
  Хорошо бы, если бы и люди брали пример с птиц. Вот, например, любой аист знает, для чего он заводит в семью, вступает в супружеские отношения с другим аистом противоположного пола. Чтобы родить детей, вырастить, выкормить их, а затем научить летать. А попробуйте вы спросить 10 взрослых, для чего люди женятся? Я думаю, едва ли половина из них даст правильный ответ. Если начнут говорить обиняками, уходить от прямого ответа – значит, не знают. А вы им тогда прямо и скажите:
«Люди женятся для того, чтобы детей рожать, а затем их растить и воспитывать.»
  А знаете, что значит «воспитывать»? Вос-питывать – значит питать. Но питать не только телесной пищей, но и духовной. А духовная пища – это знания о Боге, вера в Бога. Человек – это трехсоставное существо. Человек - это единство тела, души и духа. Телу – нужна телесная пища, ее надо кормить. Душе нужна душевная пища: это чтение, музыка, решение математических задач, душевные разговоры, как говорится, разговоры по душАм. А духу – нужна духовная пища. Дух – это частичка Бога в человеке. И его тоже надо питать: приучением к молитве, (ибо молитва – это разговор с Богом), приучение к церковным службам. Церковные службы – это тоже разговор с Богом, но только это не молитва одного человека, а одновременная молитва всех верующих, другими словами – соборная молитва. Если частную молитву, (одного человека), можно сравнить с ниточкой, то церковная служба – это канат. Частная молитва – отвлекся человек на секундочку – и ниточка оборвалась, а канат – попробуй, перережь. И также – воспитание духа – это участие в таинствах. Первое необходимое таинство, которое совершается лишь один раз в жизни, - это таинство крещения.
  Вот Ксюша – крещена, а Олежка до сих пор не крещен. А после таинства крещения надо стараться по возможности более часто прибегать к таинству Причащения, в котором Сам Господь соединяется с человеком. Нет более полного Богообщения, чем в таинстве Причащения. Но для того, чтобы это таинство состоялось, чтобы Господь невидимо соединился с человеком, этому должно предшествовать Таинство исповеди, в котором человек чистосердечно исповедует перед Богом все свои грехи. И тогда Господь чудесным образом освобождает человека от соделанных грехов, и тогда такой человек из нечистого скверного сосуда становится чистым сосудом, способным вопринять таинство Причастия, ибо ничто нечистое не может соединиться с Чистым Богом. Вот поэтому и необходимо обязательно, чтобы перед таинством Причастия человек непременно был на исповеди.
  Вот, видите, как много включает в себя слово – «воспитание». Но, к сожалению, опять же если вы спросите у 10-и взрослых, что значит воспитать ребенка, большинство ответит что-то вроде «научить манерам поведения в обществе», и, может быть, добавят: «дать необходимую для жизни сумму знаний».
Сумму знаний вам всем в школах дают в достаточной мере. И с воспитанием души – ваши родители тоже молодцы, стараются. А вот, к сожалению, о воспитании духа и у того, и у другого дело у вас обстоит плохо. Ксюша уже более года не причащалась. А знаешь, что даже в 19-м веке, когда люди стали очень редко причащаться, но и тогда считалось, что если человек хотя бы раз в год не Причащался – то он отпадал от Церкви.
  Но я, Ксюша, на тебя надеюсь, что ты сама приложишь усилия. Господь наш во святом Евангелии сказал: «Толцыте – и отверзется вам». То есть, стучите – и дверь откроется. Эту заповедь в точности исполнял святой Праведный Иоанн Кронштадтский, о котором известно, что весьма велика была сила его молитвы. О нем говорили, что он так молился, что как будто ухватывался за край ризы Господа, (край Его одежды), и не отпускал до тех пор, пока не получал от Господа ответ. Вот и тебе я желаю ухватиться за край ризы… твоей бабушки, и не отпускать ее пока бабушка не сводит тебя в церковь для исповеди и Причастия. На летних каникулах у вас для этого должно найтись время.
А тебе, Олежка, желаю тоже поскорее уцепиться за край ризы… твоей мамы, и сказать: «Хочу креститься в церкви Православной Христовой. Вон Ксюша – крещеная, дедушка – крещеный, ходят в церковь Богу молиться, Причащаются, а мне нельзя». (Приступать к таинствам исповеди и Причастия можно только крещеному человеку).
  Ну, вот, как много написал вам сегодня. Сейчас уже поздний вечер. Вокруг тишина. Только птицы поют. Но соловьи еще не прилетели. Когда эти маленькие птички начнут распевать свои песни, все остальное птичье пение уходит на задний план. Я об этом их пении, когда они поют у нас в деревне, - песню написал. Так и называется «Соловьи». Если вы сейчас читаете письмо на моем сайте, то можете прослушать. А ласточки тоже пока еще не прилетели. Я их со дня на день ожидаю. О ласточках я тоже написал песню. Она находится на том же альбоме «Соловьи».
  Целую вас, мои дорогие. Как бы мне хотелось увидеть вас здесь рядом со мной, чтобы вы тоже могли наслаждаться тишиной и нашими красотами, как я наслаждаюсь каждый день!
 Ваш дедушка (из деревни).

к содержанию

2. День победы.

 09.05.2015. Сегодня огромный праздник. 70-летие Великой победы в Великой Отечественной войне! Решил еще написать вам. Я уже почти три недели как нахожусь здесь. Как здесь прекрасно! Об одном, вот, сегодня пожалел, что я не смог принять участие в народном шествии с портретами своих близких, воевавших на фронте. Как это называется? Народный полк? На мой взгляд, это замечательное начинание для связи времен и поколений, когда в день Победы тысячи, (а по всей стране, наверное, миллионы), людей выходят на торжественное шествие с портретами своих родных, воевавших на фронте. Это вещественное воплощение тезиса: «Никто не забыт и ничто не забыто». Очень приятно, что это начинание горячо поддержал, (а, м.б., и инициировал) наш президент. Мне соседи разсказали, что он принимал участие в шествии с портретом своего отца. Его отец воевал на фронте. А знаете, с чьим портретом я бы вышел? Ну, конечно, с портретом моего дедушки – маминого папы – Благовещенского Бориса Николаевича. Я его очень хорошо (близко) знал. Он умер не так давно, когда уже родились ваши мамы. Он пошел на войну добровольцем. По возрасту, он не попадал под призыв. Точно не вспомню, но знаю, что когда война закончилась, ему уже было за 50 лет. Он прошел всю войну и вернулся домой живой и здоровый с орденами и медалями.
  Мой отец, Борковский Юрий Иосифович, по возрасту как раз мог бы быть призван в армию. В конце войны ему уже исполнилось 19 лет. Но он перед самым началом войны, в 1940-м году, потерял ногу. Неудачно пытался запрыгнуть в двигающийся трамвай. (Раньше у трамваев не было обязательно закрывающихся перед началом движения дверей). А вот его отец, Борковский Иосиф Наполеонович, не воевал в Великой Отечественной войне, зато он прошел Первую мировую войну, и по его словам: «Гнал немцев до Ченстохова». А во время Второй мировой войны он трудился для фронта на ленинградском заводе, и скончался от голода в блокадном Ленинграде. Мой отец тоже пережил блокаду.
  А вы с чьим бы портретом пошли? Я, вот, к моему стыду, не знаю, кто из ваших прямых предков, (которые не являются мне прямыми родственниками), кто из них также защищал родину в Великую Отечественную войну. Давайте, мы с вами договоримся. Вы разузнаете, а потом мне все разскажите. Вы расспросите об этом у ваших пап, а если они не знают, расспросите у бабушек и дедушек. Договорились? (А Олежка не забудь в любом случае разспросить также бабушку Галю и прабабушку Надю).
  А я вам пока разскажу о моей деревенской жизни. Сегодня после вечерней службы, (9 мая совпало в этом году с субботой, - поэтому сегодня вечером я служил вечерню мирским чином перед завтрашней воскресной службой), сегодня после службы я отслужил еще и панихиду, (также мирским чином – я же ведь не священник и не дьякон), панихиду, за которой помолился о упокоении и всех своих близких, и всех, за кого мне подали записки, и обо всех, отдавших свою жизнь «за други своя» в Великой Отечественной войне. Также помолился и обо всех упокоенных на Бутовском полигоне, и всех здесь в деревне упокоенных, а также за всех, за веру древлеправославную жизнь свою отдавших, и обо всех, убитых в нынешней гражданской войне на Украине. После этого – пошел отдельно послужил литию на могилке рабов Божиих, тех, что жили раньше в этом доме, в котором я сейчас живу. А после этого пошел поздравить с днем Победы соседку. Она 1930 года рождения. В начале войны ей было 10 лет. Столько же, сколько и вам сейчас. Много испытаний выпало на ее долю. Немцы в самом начале войны заняли нашу деревню. А отступили отсюда только в 1944-м году. В это время Елизавета Ивановна, (а тогда она была Лиза), уже была угнана в плен. Она жила в Латвии. Там, по ее разсказам, ей жилось, в принципе, не плохо. Они жили с мамой и с сестрой на хуторе у крестьян. Работали у них. Те их неплохо кормили. Лиза еще ходила на фабрику по производству крахмала. Лизиной работой было – выковыривать глазкИ у картошки. А до этого ей пришлось перенести и разлуку с матерью, и тяжелые работы на торфянике, и притеснения от власовцев – были такие русские предатели, которые перешли на сторону немцев… Она говорит, немцы не так лютовали, как эти власовцы. Один немец даже жалел ее, она маленькая была ростом, и давал ей часто вместо полагающихся 200 гр. хлеба – целую буханку. А вот эти предатели: в России власовцы, на Украине – бендеровцы – вот, они более всего терроризировали своих же соотечественников…
  Потом, вернувшись домой, я пошел, нарвал букет черемухи и поставил его… на веранде. Очень приятный запах, - но нельзя держать цветы в комнате. Голова разболится – неоднократно проверено. Сейчас уже прилетели, (вернулись), наверное, все птицы. Гусей только не видел, но, м.б., пропустил? Вчера видел возвращающуюся стаю журавлей. Пролетели мимо меня с юга на север. (Так чуть-чуть на северо-восток). Курлычут, радуются, что возвращаются на родину. Ласточки тоже вскоре после того, как я закончил вам писать предыдущее письмо, вернулись. Сначала появилась одна первая ласточка. Вдруг, смотрю, - сидит в сарайке. Наутро уже было – несколько. А сейчас летают, чивьирькают, щебечут, тоже, видимо, время от времени ведут дележ своих старых гнезд. Я уж не успеваю за ними следить. Да, и потом, когда я выхожу, они замолкают. Сейчас начали уже лепить гнезда и в сарайке, и под крышей. Одна семья начала вить новое гнездо прямо над входом в часовню. Залетали даже в часовню, когда я служил с открытой дверью.
  Еще за это время я успел обить вагонкой веранду, прибить новый конек над крышей бани и вывести выше конька трубу – теперь перестало задымлять при порывах ветра. Уже 2 раза мылся в бане. Планирую потихоньку оборудовать предбанник. Посадил грядки, (на нашем деревенском языке это означает: свеклу, морковь, лук, салат, шпинат, редиску, репу, укроп, кинзу, петрушку…). А вот картофельное поле движется медленно. Пока засадил только небольшой участок. Сейчас обрабатываю второй такой же. Но сейчас дело стало замедляться тем, что надо постоянно оставлять время на обкос травы. Пока что заканчиваю обкос участка, а там еще – огромная площадь вокруг участка, да вокруг бани, да дорожка в часовню, да вокруг часовни, да – в церковь, да вокруг церкви. А у нас – надо еще косить в алтаре церкви – так как там, (под открытым небом), – все время нарастает новая трава. А потом еще и тропинку за водой необходимо будет обкашивать. В общем, чувствую я – в этом году я много картошки не засажу. Ну, что будет, - то будет. Вы, к сожалению, ко мне на лето не приезжаете, а нам с Ириной Андреевной на двоих, может быть, и хватит.
  Я подарил Елизавете Ивановне иконку Божией Матери – Великая победа. Она очень обрадовалась и угостила меня молоком. Говорит: «Хотите молока?» Я говорю: «Не откажусь». Думал, она мне нальет стакан попить. А она подает мне 3-х литровый бидон вкуснейшего настоящего молока от Ноты, (так корову зовут), и говорит: «Берите, дома попьете». Вот так я тут и живу у Христа за пазухой. В деревне, кроме меня, пока проживают всего два человека: Елизавета Ивановна и ее муж Михаил. Вскоре должны еще два человека появиться: Ирина Андреевна – что живет со мной – моя духовная сестра, и Юра – сосед. Вот так впятером мы тут и молимся, и Богу служим, и землю возделываем. Но, свято место пусто не бывает. Скоро, наверное, люди начнут тут селиться. Зато, какая тут тишина! Но сейчас уже эту тишину заполняют соловьи. Сначала один запел. А теперь уже то тут, то там поют, и одновременно. Сейчас вышел на улицу. Уже стемнело. Пахнет свежескошенной травой и черемухой. А соловьи – радуют слух. Снежка ходила сегодня со мной сначала в часовню, потом на могилку, где я служил литию, а при подходе к Михаилову дому остановилась, ибо там – собаки, и терпеливо ждала меня, пока я пообщаюсь. А потом радостно пошла со мной домой. Сейчас зашла со мной с улицы в дом, попила молочка – и умываться.
   Целую вас, мои дорогие. С днем Победы вас! Желаю вам быть патриотами своей родины! Дедушка.


к содержанию

3. Аисты погибли.

Дорогие мои внучки Олежка и Ксюша! Хочу поделиться печальной новостью. Вчера я обратил внимание, что вокруг аистиного гнезда вьются три вороны. Еще накануне я видел в гнезде аиста. Правда, последнее время я видел всего одного. Я думал, что второй сидит на яйцах… Вороны кричали, пировали… а в гнезде, мне казалось, виднелось что-то белое. Наверное, крыло аиста. Что с ними случилось?.. Теперь мы никогда не узнаем. Михаил говорит, могла лиса схватить одного аиста. Трава выросла высокая. Лиса могла там притаиться, а затем выскочить из травы. Аист долго взлетает. Мог не успеть. Вчера еще оставалась надежда, ибо я не видел, чтобы вороны клевали в гнезде, а лишь две сидели рядом, а одна, (посмелее), пыталась клевать, но то и дело отлетала. Потом вороны улетели, и вот уже целые сутки – над гнездом полнейшая тишина…

Может быть, один аист погиб, (от лисы или от другой причины), а оставшийся аист не смог уберечь маленьких птенцов от ворон. (Ему же надо постоянно отлетать за кормом). Вот такие у нас невеселые новости.

Это событие наводит на мысль, что все в этом мире тленно, (т.е. временно). Любое животное живет какое-то время, а потом умирает и разлагается. Также и человеческое тело после смерти истлевает в земле. Безсмертна только человеческая душа. И последующая ее судьба, (после смерти тела), зависит от того, как душа прожила жизнь в теле. Если прожила праведно, стараясь угождать Богу, то заслуживает она того, чтобы и после телесной смерти радоваться в раю рядом со Всеблагим Богом! А если – противиласть Божиим установлениям, жила греховно, не каялась, - такая душа после смерти окажется в аду – вне Бога, где нет радости, а лишь скорбь, боль и «скрежет зубов», - как сказано в Писании.

Определяет, куда попадет душа после смерти, Сам Справедливый Судия – Господь Бог. И происходит это – на 40-й день после смерти, на частном суде.

Вот, и ваш дедушка скоро, наверное, закончит свое странствование, (все мы на этой земле – странники – временные обитатели). А душа наша должна стремиться к вечной обители в Раю. Вот, ваш дедушка, когда умрет, вы перечитайте эти письма, что я вам писал, и постарайтесь исправиться. Постарайтесь обратиться ко Господу, если забыли о нем, начать жить по совести – ведь совесть это голос Божий в человеке. (Со-весть – совместная с Богом весть). Вот если будете жить так, чтобы совесть вас никогда не укоряла – с Божией помощью попадете в Рай.

А еще, когда вы узнаете о моей телесной смерти, - помолитесь обо мне, чтобы Господь забрал меня к Себе. Ведь на Божием суде разсматриваются не только добрые и злые дела самого человека, но также и просьбы о нем, (молитвы), людей, живущих на земле. И даже если после частного суда душа человека попадет во ад, ее еще после этого могут вымолить живущие на земле, и такая вымоленная душа еще до Страшного суда может быть взята Богом в Рай на Небо.

Ну, а пока мы тут с Ириной Андреевной в деревне ведем скромную деревенскую жизнь. Молимся в часовне. Кошка Снежа после моего длительного отсутствия все-таки нас дождалась. Была очень рада. Она без нас переживала. Вся шерсть на спине свалялась, как валенок. Мы ей свалявшиеся части выстригали. Сейчас от хорошего питания и от спокойной жизни шерсть у нее лоснится, настроение веселое.

Целую вас, мои дорогие. Дедушка.

(Из деревни).

к содержанию

4. Барсик.

К нам прибился чужой кот. Как он оказался в нашей деревне, никто не знает. Поначалу он всех и всего боялся. Снежа его гоняла почем зря. (Дом обороняла). Ирина Андреевна, добрая душа, стала его потихоньку подкармливать. У нее вообще ничего не пропадает. Даже какую-нибудь крупу или сухофрукты, поеденные молью, она никогда не разрешает мне выкинуть, а просит отнести на помойку птичкам. (Это когда она в городе живет, здесь у нас, слава Богу, ни пищевой, ни плотяной моли нет). И тут она сначала начала скармливать ему рыбные отходы. Выставляла еду на улицу, за забор. Через некоторое время миска оказывалась пустой. Правда, полной уверенности, что это котик съел, - не было. Тут и сорок много, а однажды мы наблюдали как расправлялся с котовой едой ежик.

Мы прозвали кота – Барсик. Он сам белый, а верх головы и ушки, а также хвост – черные. Постепенно он стал смелеть. Стало понятно, что котик домашний, видно, потерялся по какой-то причине в соседней деревне. Вчера он начал ластиться сначала к Ирине Андреевне, а потом и ко мне. Мы его приняли за своего. Я ему даже клеща выкрутил. Хотел, прежде чем раздавить клеща, дать его понюхать Барсику, как я Снеже всегда показываю выкрученных клещей. Я у нее за это лето, наверное, штук 30-40 вытащил. А Барсик, дурачок, так сильно благодарственно ткнулся носом, что я выронил клеща и потерял его.

Снежа, когда мы впервые гладили его и ласкали, смотрела на нас очень строго из окна. Глазищи огромные, сердитые. Когда она на следующий день что-то плохо поела, Ирина Андреевна даже начала сокрушаться: «Ну, вот, обиделась на меня за Барсика».

Впрочем, вскоре аппетит у Снежи появился. А произошло это после их первого с Барсиком мирного знакомства. Сегодня Барсик снова появился, (ночует он где-то за часовней, м.б. в старом дупле, а м.б. пробирается в Юрин дом – Юра сейчас редко живет здесь). Появившись утром, Барсик стал жалобно мякать, прося покушать. Пока Ирина Андреевна готовила ему трапезу, он сидел на входе в подвал. Снежа, оказывается, наблюдала за ним из подвала, ибо когда он побежал за едой, она опрометью ринулась за ним, но не догнав его, в полутора-двух метрах от него остановилась, пригнула уши и вытаращила от страха глазищи. Барсик же вел себя очень мирно, продолжал мякать, просил есть и спокойно поворачивался к Снеже спиной. Потом они даже прилегли буквально в метре друг от друга. Наступало примирение. Они стали зажмуривать глаза. А когда Ирина Андреевна принесла Барсику еду, (кормим мы его на улице), он с опаской обогнув кошку приблизился к миске, и начал есть, - тогда и Снежа быстро-быстро побежала домой и тоже стала есть. Ела она очень торопливо. Из головы у нее не выходил Барсик. Пообедав и даже не доев, она также быстро побежала на улицу, чтобы везде сопровождать Барсика.

Так они теперь мирно сосуществуют. Снежка следует везде за ним, но старается очень не сближаться, а Барсик всем своим видом показывает, что он ни в коей мере не собирается ущемлять Снежкины права, и лишь хочет, чтобы мы и его тоже кормили и ласкали..

Вот так у нас появился новый «член семьи».

За всю эту неделю аист прилетел в гнездо только один раз. Посмотрел-посмотрел грустно на родное пепелище, попробовал что-то подправить и опять улетел. А все остальное время – тишина. Максим говорит, что аист, по-прежнему, часто прилетает к ним на пруд за лягушками.

Целую вас, мои дорогие. Завтра начало макушки лета – первое июля.

Ваш дедушка (из деревни).


к содержанию


 5. Макушка лета.

Вот, и наступила, наконец, июльская жара или, как ее называют, - макушка лета. Для нас в деревне это прежде всего время сбора трав и цветов. Из цветов только одуванчики собираются весной. В этом году я весной жил тут один, так что варил варенье из одуванчиков сам. И мы его всю первую половину лета ели. Сейчас это варенье немного забродило и превратилось в легкое шипучее вино.

А теперь настало время варить варенье Ирине Андреевне. Я ей только травы собираю. Уже сварили варенье из клевера. Сегодня набрал таволгу. Варить варенье из этих трав научила меня бабушка Роза. Вы ее не застали в живых. Она умерла в декабре 1998 года. А ваши мамы хорошо ее помнят, и если вы их о ней разспросите, они, надеюсь, много добрых слов о ней вам разскажут. А если вы захотите узнать о бабушке Розе поподробнее – вы можете сами почитать о ней на моем сайте в рубрике «Литературная страничка» в подрубрике «мемуары». Бабушка Роза была удивительным человеком! Вот и таволгу научила нас распознавать и собирать. Бабушка Роза говорила, что таволга – это профилактика против рака.

Еще мы собираемся собирать-сушить и варить варенье из иван-чая. И уже ближе к концу лета можно будет насобирать мяты.

Из ягод сейчас только-только пошла черная смородина. Красная – еще только розовеет. Крыжовник тоже зеленый. Надеемся скоро поесть малины. Дождей сейчас мало – не подсохла бы. Вот и на огороде зелень растет что-то не густо. Но, тем не менее, каждый день и утром, и вечером собираю свежую зелень для салата: укроп, кинза, зеленый лук, салат, шпинат. Сейчас уже идет вовсю молодой чеснок. Да, молодой зеленый горошек радует. Картошку ваш дедушка уже окучил, так что, если, даст Бог, хоть немного дождичка прольет – то картошка к концу августа вырастет.

Дождей в эти 40 дней после Духова дня было очень мало. Кажется, всего два. Это, вот, тоже такая народная примета. Какой Духов день – такие будут и последующие 40 дней. В этом году Духов день был без дождя. А на следующие 40 дней указывает погода, которая будет в Сампсониев день. Сампсониев день - это по светскому стилю 10 июля, т.е. день рождения вашего дедушки. Поскольку Духов день не привязан к конкретной дате, а следует на 51-ый день после Пасхи, (а Пасха в каждом году бывает в разные дни), то Сампсониев день не всегда бывает через 40 дней после Духова, но в этом году как раз так совпало: сороковой день после Духова приходится на Сампсониев день. Вот, посмотрим теперь, каким будет мой день рождения.

Макушка лета для нас – это еще всегда и поход в ближайшую церковь в честь празднования Тихвинской иконы Божией Матери. Церковь находится в 16-и километрах от нас. Предыдущие 5 лет подряд я ездил в это время в Екатеринбург на Царские дни. В этом году – впервые не поехал, - и поэтому мы с Ириной Андреевной собираемся пойти 9-го июля – к Причастию.

Снежа к Барсику уже привыкла. Не пугается его. А он на ее ворчание внимания не обращает. Ему только надо, чтобы Ирина Андреевна его гладила, промывала ему глаза и кормила его. Раньше, когда мы шли в часовню, нас сопровождала Снежа. То вперед забежит, то в траву спрячется, а сейчас Барсик следовал неотступно за Ириной Андреевной, а Снежа настороженно провожала их в некотором отдалении. Но зато, когда зашли в часовню – тут она разслабилась, разлеглась вольяжно на ковре. Ей в часовню вход разрешен – она воспитана, и ни на престол, ни на жертвенник, ни на аналой запрыгнуть не помышляет. А Барсик еще пока диковат, (хотя он и смышленый котик), но в соседстве со Снежей мы побоялись разрешить ему зайти в часовню: неизвестно какую бы «котовасию» они бы могли там устроить.

Сегодня 5 июля. Воскресную службу мы соединили со службой святому Праведному Феодору Томскому. Это местночтимый томский святой. Существует довольно устойчивое мнение, (а я несомненно верую в это), что под именем этого святого томского праведника Феодора Кузьмича скрывался святой благословенный царь Александр Первый, который не умер, а лишь инсценировал свою кончину в Таганроге в 1825 году. Ксюша, я тебе привозил в позапрошлом году книгу, написанную для детей, о святом праведном Феодоре Томском. Мы с тобой ее читали, только, кажется, не дочитали до конца. Вот, сегодня, как раз был день его памяти – по новому стилю 5 июля – и мы с Ириной Андреевной служили ему церковную службу (мирским чином).

Я о нем написал песню: « В городе Томске» - это на альбоме «Как поет душа». И еще, когда я был в Томске, со мной была записана радиопередача – если будет желание, можете ее послушать – это в рубрике «Старый магнитофон», в подрубрике «Радиопередачи».

Целую вас, мои дорогие. Дай Бог, вам вырасти и окрепнуть этим летом. Олежке желаю – креститься, а Ксюше, (хотя бы один раз), исповедаться и причаститься.

Ваш дедушка (из деревни).


к содержанию

6. Флоксы.

А знаете, какие цветы ваш дедушка любит больше всех? Правильно. Флоксы. У нас к моему дню рождения Господь послал в этом году первый распустившийся флокс. Разскажу вам, почему флоксы – мои любимый цветы. Когда я был маленький, с 3-х до 5-и лет, меня мама возила на лето под Москву на дачу к моей тете. Тетя Руфина тогда жила в Англии со своим мужем послом в Англии, и дача пустовала.

Мне на всю жизнь запомнилась дорожка от калитки к крыльцу. По сторонам от дорожки росли пионы и флоксы. На всю жизнь мне запомнился их сладковатый запах. Цветы большущие, выше меня ростом. Запомнилось, как я иду по дорожке – как в огромном цветочном лесу, и вдруг дверь дома открывается, выходит моя мама, молодая, красивая… и окликает меня.

Правда ведь, мама всегда самая красивая? Я потом, когда стал сочинять песни, написал песню «Запах флоксов». Это была одна из первых песен, сочиненных мною на собственные стихи.

А первый распустившийся цветок, (флокс), я поставил к иконе святых Царственных мучеников на службе святым первоверховным апостолам Петру и Павлу, и в этот же день праздовался в нашей деревне праздник Богомоленье…но об этом – будет следующий разсказ.


к содержанию


7. Православие – живая вера.

Если вы захотите найти в календаре, или в церковных книгах, когда же празднуется праздник «Богомоленье» - вы нигде такого праздника не встретите. Но все-таки такой праздник существует в народной памяти, в сердцах местных жителей. Это местночтимый праздник в нашей деревне. Старожилы окрестных деревень об этом прекрасно знают. Празднуется он в первое воскресенье после Петра и Павла, или в само воскресение, если праздник апостолов Петра и Павла приходится на воскресение, как в этом году.

В этот день даже в советские годы всегда устраивались у нас ярмарка, народные гуляния, приходили парни и девицы из соседних деревень. А установлен этот праздник был по следующему случаю. В каком году, или даже в каком веке – сейчас с точностью никто сказать не может, но было это тогда, когда церковь была открыта, и в деревне жил батюшка. В один год случилась сильная засуха, была серьезная угроза гибели урожая. Люди собрались в церковь, позвали батюшку и попросили отслужить молебен, чтобы Господь послал дождь. (Вообще-то, ваш дедушка может быть перепутал, и наоборот люди молились, чтобы остановить непрекращающиеся дожди, заливавшие урожай).

Важно то, что сразу после молебна Господь послал просимое, - и тогда люди решили каждый год вспоминать это событие. Так и до сих пор, спроси местного жителя, - когда в нашей деревне престольный праздник? То, что Успение – никто не вспомнит, а каждый скажет – Богомоленье.

Вот такие праздники, а также почитание местночтимых святых свидетельствуют о том, что наша вера не мертвая, застывшая, окаменелая, как, например, латинский язык, на котором ни один народ не говорит, а живая, изменяющаяся, также, как живой русский язык, меняется, появляются новые слова, выражения.

Так и с верой Православной. Люди живут с ней, молятся, общаются с Богом, и из этого вырастают новые церковные Праздники, новые богослужебные песнопения, появляются новые святые. Вот скоро будут праздноваться новые Великие русские святые 20-го века. Но об этом, даст Бог, будет новый разсказ.

к содержанию


8. Русская Пасха.

Вот и настал день памяти святых Царственных мучеников. Прошло уже почти 100 лет с тех пор, как русский народ обезумел до такой степени, что добровольно отдал на заклание своего помазанного Царя. Царь Николай, Царица Александра, Царевич Алексей, Царевны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия – это была поистине святая Семья. У нас есть книга: «Письма Царственных мучеников из заточения». Когда я впервые прочитал ее – меня охватил стыд, - да, как же можно было таких праведных, чистых, непорочных людей не только свергнуть с престола, отстранить Царя от руководства страной – по сути держать всю Царскую Семью в плену, но и позволить всех их, включая детей, а также верных слуг – зверски убить!!!

Потом, когда я прочитал переписку Царя и Царицы, пришло осознание, каких людей мы, (русский народ), не уберегли. Когда читаешь их переписку, – поражаешься чистоте, непорочности этой Царственной четы, и при этом меня поразило абсолютное отсутствие даже тени какого-либо высокомерия. Они, имевшие власть над всей страной, огромной страной, территорией примерно в 1/6 земли, они были в обращении с окружающими, простыми, открытыми, внимательными к чужому горю, сердечными людьми.

И вот после того, дорогие мои внуки, как 4-го, (а по нынешнему стилю – 17-го) июля 1918 года их зверски убили, кара Божия легла на весь русский народ.

К сожалению, до сих пор многие у нас в русском народе не понимают этой связи, хотя если посмотреть на исторические события, то именно с тех пор мы живем все хуже и хуже. Ваш дедушка пытается говорить об этом начиная с 2003 года, когда вышел мой первый альбом духовных песен «Матерь Божия Ченстоховская». И собственно вся первая часть юбилейного альбома «Пора вымаливать Царя!», вышедшего в год 400-летия Дома Романовых, посвящена также этой теме.

И все-таки, несмотря на то, что весь русский народ так этого до сих пор и не осознал, но, тем не менее, некоторые «подвижки» наблюдаются. Чтобы в этом убедиться, достаточно в эти Царские дни приехать на Русскую Голгофу – место убиения Царской Семьи в город Екатеринбург. Ваш дедушка предыдущие 5 лет каждый год был в эти дни в Екатеринбурге, и поэтому могу вам разсказать, что там происходит. А также напишу вам, что происходило у нас в деревне.


Канун праздника. Екатеринбург.

Еще за несколько дней до самого праздника начинают съезжаться в Екатеринбург паломники со всех уголков России, Украины, Белоруссии и из других стран мира: (Сербия, Черногория, Америка, Япония). В этом году сообщили по телеку, что съехались 65 тыс. человек. Приезжают те, кто хотят соборно помолиться в день убиения Царственных мучеников на Русской Голгофе.

Я, как правило, участвовал в культурной программе Царских дней, давал сольные концерты. Культурная программа составляется загодя. Расписание распечатано и спланированы мероприятия на все 8-10 дней. (Встречи с интересными людьми, концерты, паломнические поездки). Кроме того, все эти дни работает Православная выставка, вход безплатный. Там, кстати, тоже своя культурная программа, где ваш дедушка также постоянно выступал. Одна моя знакомая каждый год разворачивает гигантскую выставку с фотографиями и материалами по теме. Выставка размещается прямо перед входом в храм.

Храм в память всех святых, в земле русской просиявших, воздвигнут на месте Ипатьевского дома, - того самого, где произошло злодейское убиение. Храм имеет несколько приделов. Мне посчастливилось присутствовать и молиться в 2012 году при освящении нижнего придела, расположенного как раз на месте той самой подвальной комнаты, где были убиты Царственные мученики.

Паломники заполняют город. Те, кто побогаче, останавливаются в гостиницах. Кто-то, как я, размещаются по знакомым. Многие подъезжают уже непосредственно к кануну Праздника и располагаются прямо: кто на ковриках, а кто просто на траве. Все эти дни работает полевая кухня. Постоянно подвозят еду. Кормят безплатно. Внизу устанавливаются туалеты в большом количестве, чтобы с этим не было никаких проблем, чтобы все было чисто и не было очередей.

В сам канун Праздника и за несколько дней приходят в Екатеринбург Крестные ходы из самых разных уголков России и из других стран. Мне посчастливилось принять участие в Крестном ходе из Петербурга в Екатеринбург в 2010-м году. Этот ход традиционный, и в этом году состоялось уже 10-е прохождение. Крестоходцы, как правило, приходят в Екатеринбург заблаговременно, за один-два дня, затем проходят последний участок своего Крестного хода от храма на Крови, - так в народе называют этот храм, - до Урочища – места, где злодеи уничтожали мощи – святые останки тел убиенных. Там сейчас расположен монастырь, и там также идут приготовления, также работает полевая кухня. Здесь крестоходцы завершают свой многодневный и многотрудный крестный ход. Второй раз они придут сюда из храма на Крови уже в ночь самого Праздника вместе с сонмом духовенства и со всеми паломниками, но об этом чуть ниже. А о покаянном Крестном ходе из Петербурга на Русскую Голгофу вы также можете прочитать подробно мои воспоминания здесь же на литературной страничке.


Канун праздника. (У нас в деревне).



У нас за два дня до Праздника вернулся в гнездо одинокий аист. Сначала радостно заклекотал, потом посмотрел грустно на свое гнездо и стал пытаться от нечего делать чего-то там подправлять. Меня поразила похожесть, - как крестоходцы приходят за один-два дня до Праздника, так и аист прилетел заблаговременно, и находился здесь до самой «Пасхальной» ночи. А еще в канун Праздника ласточкины птенцы в первых слепленных гнездах, ( в сарайке), - оперились настолько, что вылетели из гнезда и начали радостно летать. Я заметил это по большому количеству кружащих перед домом ласточек. Многие из них то и дело подлетали к гнезду под крышей дома, в котором еще сидят два невылетевшие птенца, и как будто звали их полетать вместе. Я даже заметил, что они иногда как будто дразнили сидячих птенцов. Подлетят к гнезду с букашкой во рту, а им не дают. Впрочем, может быть, это родители понуждали птенцов присоединиться к остальной детворе. Но наши двое сидели твердо, постоянно открывая рот, прося есть. Между тем, и родители время от времени подлетали и кормили их.

Снежа в канун Праздника ночью поймала большую птицу – кулика, и, зная, что мы будем ее ругать за птицу, не понесла ее никому из нас в кровать, как она обыкновенно носит мышей, а спрятала ее под столом и есть не стала. (Впрочем, спокойно она носит мышей только ко мне на печку - я ее раньше журил, а теперь выделил ей в углу печки уголок, где она торжественно съедает мыша после того, как налюбуется на свою добычу). Если же она пытается притащить мышку в кровать к Ирине Андреевне, та поднимает страшный крик, (несмотря на то, что Снежку она очень любит). Очень уж она не любит мышей в своей кровати. Да, и потом она не всегда в темноте может определить мышь это или крыса. Я же всегда держу под рукой фонарик, и когда заслышу радостное Снежкино мурканье, сразу проверяю. Если мышь – то хвалю ее, (она очень нуждается в похвале), а если крыса – тоже похвалю, (что поймала), но пожурю – зачем принесла, и выброшу крысу на пол. И после этого приходится некоторое время следить, чтобы она вновь не притащилась ко мне на печку с крысой. Слава Богу, в этом году крыс пока весьма немного.

Утром, подметая пол, я заметил кулика, и решил скормить его Барсику. У того все никак глаза не поправятся – ему бы нужна была свежая пища: (мясо, птица, рыба). Я ему ощипал кулика от перьев, но, представляете, он такой дурной, что не только ловить мышей, (и птиц), не умеет, но даже не смог съесть ощипанного кулика. Сердобольная Ирина Андреевна решила, что у него, наверное, зубы плохие – и ему не разгрызть, - пошла разделала кулика на кусочки – тот же эффект. Барсик отказался его есть. Зато не растерялись сороки – быстро налетели и устроили пир.

Вообще-то, жалко, что вы со мной тут не живете. У нас тут целый зоосад. Позавчера вечером я пошел кормить Барсика на улицу и обнаружил, что там засунув морду в банку, и не замечая меня, фыркает и кряхтит ежик. Заботливая Ирина Андреевна старается теперь выделять из нашего скромного бюджета еду не только Барсику, но и ежам, а теперь и сорокам.

Осталось разсказать о людях. Михаил ездил на тракторе к автолавке. Сосед Юра доделывал новый колодец, а вечером принес нам липовый цвет – липа в этом году цветет необыкновенно урожайно. Ну, а ваш дедушка перед кануном Праздника еще красил крышу, а в сам канун только сварил суп, прибрался в доме, покосил траву, истопил баню помыться перед Праздником и немного поработал для церкви. А Ирина Андреевна - помыла посуду, раковину, прибралась на столах, а затем помылась в бане – и собралась на службу.


Праздник «Русская Пасха». (Екатеринбург).


Почему так называют этот Праздник в народе? Да потому, что только с пасхальной радостью можно сравнить ликование, которое ощущается всеми молящимися на этой ночной Божественно литургии. Отчего мы ощущаем радость на Пасху Господню? Это от того, Господь наш Иисус Христос своим вочеловечением, затем распятием на Кресте и затем своим воскресением спас нас, всех людей от мук адских, которых мы своей грешной жизнью заслуживаем. Он, Безгрешный Бог, добровольно пошел на крестные страдания и крестную смерть исключительно ради того, чтобы мы могли, соединившись с Ним в Причастии, вознестись вместе с Ним на Небо. Ибо Он, безгрешный, искупил нас своими страданиями и своей крестной смертью. До прихода Христа на землю души всех людей после смерти пребывали в аду, ибо не было ни одного человека, достойного взойти на Небо. Нет человека, который бы не согрешал. Но после Воскресения Христова, если мы исповедуем свои грехи и причащаемся святых Тела и Крови Христовых, Господь своими крестными страданиями искупает нас от греха, ибо Сам Господь Иисус Христос, вИся на древе, дал ответ за наши грехи. Вот для чего Всемогущий и Безгрешный Бог пошел на вольные страдания. И вот почему мы так радуемся в Пасхальную ночь, приветствуя друг друга: «Христос воскресе!!!»

Почему же день убиения Царственных мучеников называют «Русской Пасхой»? Потому что своими вольными страданиями кроткий Царь Николай уподобился Самому Христу, пойдя на вольные страдания за весь русский народ. И хотя прощать грехи может только Господь Бог, но пострадать за народ, взять на себя вину своего народа смог Великий мученик Царь Николай. Он и вся Царская Семья знали, какая участь им уготована. Об этом было Им несколько раз извещено, и никто из семерых членов Царской Семьи не убоялся смерти, и все они добровольно пошли на мученическую смерть, искупляя своими страданиями и собственные мелкие грехи, и вину русского народа, отступившего от веры и от своего Помазанного Царя Батюшки.

Вот почему тысячи людей стекаются в эту ночь на Русскую Голгофу. И так же, как и Пасхальная служба совершается ночью, так и в этот день в Русскую Пасху служится в храме на Крови ночная литургия.

Поскольку желающих помолиться намного больше, чем может вместить храм, то загодя на паперти храма выстраивается деревянный помост, чтобы все, пришедшие помолиться могли слышать слова Божественной литургии. Работает микрофон, и по двум сторонам от паперти размещаются два громадных монитора, чтобы даже издали с площади люди могли и видеть, и слышать все происходящее. Накануне вечером, (в 17 часов), служится уже на этом выносном помосте Всенощная. Перед этим вокруг храма выстраиваются священники с аналоями буквально метрах в 10-и друг от друга и принимают у всех желающих исповедь, чтобы каждый, желающий исповедоваться, имел такую возможность. Конечно, подавляющее большинство паломников хотят в эту ночь причаститься, поэтому исповедников очень много. Затем после Всенощной народ расходится для отдыха перед ночной службой и Крестным ходом, а те, кто нигде не остановился, располагаются прямо здесь на спуске вокруг храма.

В 23 часа начинается Божественная литургия. Автомобильное движение к этому времени уже перекрыто, и народ заполняет все помещение храма, близлежащие подходы к храму, улицу внизу и сквер за улицей. Все молятся, нет зевак, праздно разговаривающих, курящих. По крайней мере, мне таковые не попадались. К этому дню сюда приезжают многие владыки. Меня поразило огромное число священников в красных облачениях, (так же как и на Пасхальной службе). Я написал песню об этой литургии, (она называется «Царская кровь», вы можете послушать на альбоме «Как поет душа»). Эта песня начинается словами:


Сто священников в красных одеждах

Обагрили священное место,

Как оно в то кровавое лето

Обагрилося Кровью святой…


В эти дни начинает обильно мироточить мироточивая икона Царя, также прибывающая сюда. А мой духовный брат в 2013 году стоял в храме рядом с иконой Царственных мучеников, и эта икона начала на его глазах кровоточить. Брат испросил благословение собрать святую кровь на ватку, и потом давал мне прикладываться к святой Царской Крови. (Отсюда название песни: «Царская кровь».

Название «Русская Пасха» восходит корнями к пророчеству преподобного Серафима Саровского, который предрек, что «посреди лета запоют Пасху»… Во время этой литургии времени не замечаешь,… и вот уже выносят Чашу для Причастия. Священники с Чашами стоят плотной стеной, а к ним подходят и подходят желающие принять святое Причастие. И когда я уже Причастился, у меня было такое чувство, что вот-вот прозвучит с амвона возглас: «Христос воскресе!!!» (Этот возглас бывает только на Пасхальной службе, но состояние души, и я так думаю, что у всех причастников, было именно такое – радостное, пасхальное). И тогда бы весь народ, все это многотысячное собрание верных, прогремело бы на всю вселенную: «Воистину воскресе!!!»

Не знаю, как в этом году, а в предыдущие годы мы этого возгласа не дождались. Кто знает, может быть, в юбилейном 2017 году запоют «Пасху среди лета»…

И затем сразу после литургии все ее участники во главе с духовенством выходят крестным ходом (от места убиения к месту ритуального сожжения). Этот крестный ход идет без остановок, в довольно быстром темпе, и завершается 24-х километровый ход примерно через 4 часа в монастыре в Урочище 4-х братьев.

Я думаю, каждый русский человек, патриот своей страны, должен стремиться хотя бы раз в жизни помолиться на этой ночной «пасхальной» Божественной литургии и принять участие, помолиться в этом крестном ходе.


«Русская Пасха». (У нас в деревне).


Вот, я описал вам события этой Праздничной ночи в Екатеринбурге таким серьезным, (не детским), языком. Не знаю, всё ли вы поняли, и было ли вам интересно. Но иными словами я не мог говорить о столь серьезных вещах. Надеюсь, что если сейчас не все поймете, то через несколько лет захотите перечитать, и тогда уже взглянете на эти события совсем иными глазами.

А у нас в деревне так же, как и в Екатеринбурге, была в 17 часов вечерняя служба, а затем в 23.15 началась ночная Утреня, затем Часы и Обедница. Служба была длинная, читали неспешно, вникая в смысл службы. В общей сложности закончили служить под утро через 4 часа. Для меня эта служба запомнилась тем, что удалось максимально внимательно вникать в смысл службы. (В Екатеринбурге это было для меня невозможно, там Господь питал благодатью сердце непосредственно, минуя ум).

Сейчас же, помолившись на этой дивной «пасхальной» службе, пришло осознание того, что если бы весь русский народ помолился словами этой службы и принял бы их в сердце свое, то и произошло бы осознание греха, вины перед Богом и перед Помазанником Божиим. И только тогда по обетованию Божией Матери простил бы Господь русский народ, отнял бы от нас Свою карающую десницу, и только тогда кончились бы наши беды и несчастья.

…………………………………………………………………………

Снежа ходила с нами на службу, заходила в часовню: «Всякое дыхание да хвалит Господа», а Барсик ждал за дверью.

Поздравляю вас, мои дорогие внученьки, с этим Великим Праздником. Дай, Бог, и вам когда-нибудь помолиться на ночной литургии в Русскую Пасху, и, хотелось бы, на Русской Голгофе.

Ваш дедушка. (Из деревни).


к содержанию


9. О том, как Бог спас дедушку и как мы всем миром спасали ласточек.


  Пришло время разсказать вам о себе. Потому что вы меня совсем мало знаете. Ксюша хоть немного общается со мной, а с Олежкой мы совсем редко видимся. Я, вот, очень хорошо знал своего дедушку. Свои детские годы, (с 7 до 16 лет), я все летние месяцы проводил у дедушки с бабушкой в деревне. И поэтому хорошо знал дедушкин характер. Знал, что он умел хорошо делать, а чего делать не умел. А вы обо мне почти совсем ничего не знаете. Поэтому я разскажу вам немного о себе.

  Есть люди, которые хорошо разбираются в технике, в электрике, есть – которые могут своими руками дом построить, кто-то блестящий преподаватель, знает свой предмет и умеет научить ему других, - вот, как моя мама – преподаватель английского, или папа – был замечательным преподавателем русского языка. Кто-то – выдающийся математик, физик, химик, кто-то классно разбирается в компьютерах… и т.д. Ваш дедушка ничего этого не умеет. И хотя я имею диплом о высшем образовании по специальности инженер-электрик, - тем не менее, по складу своего характера я и не инженер, и не электрик вовсе.

  Единственно – чего я умею делать – это сочинять и исполнять песни. Но, к сожалению, песнями я себя прокормить не могу на старости лет, (в молодости я кормил семью сначала работая на нелюбимой работе инженером-электриком, затем занимаясь частным предпринимательством, а ближе к старости, было время, чтобы как-то прокормить семью, подряжался на любые стройки в качестве подсобника на любую неквалифицированную работу). Последние 5 лет перед увольнением работал простым рабочим в Православной артели, изготавливающей Богослужебные Евангелия. Ну, а после увольнения окончательно перебрался в деревню, и живу теперь здесь всю безснежную часть года.

  А в деревне – все надо уметь делать. За тебя – никто не сделает. Вот, в частности, надо обязательно время от времени красить крышу, (иначе она проржавеет, потечет, а от воды весь дом сгниет). И естественно, несмотря на то, что я боюсь высоты, и голова не приспособлена к крашению крыши – приходится делать это самому.

   Поскольку сам-то я ничего не умею, я уповаю на Бога, молюсь ему, чтобы уберег меня от падения. За время, пока я здесь живу, (это 15 лет), мне дважды уже приходилось красить. Милостью Божией – ни разу не упал. В этом году приспела необходимость красить в третий раз. Но за это время лестница стала сильно трухлявой, и поэтому я испугался ставить ее так же полого, как в прошлые разы. Я поставил ее более вертикально, а закрепить, как надо, чтобы она не отъехала, когда я заберусь на крышу – не догадался, - голова-то не приспособлена. Понадеялся на Бога, помолился и… полез. Хотя я и боялся, чувствовал, что что-то делаю не так, но соображения не хватило. Возложил все упование на Бога… и полез на крышу.

  Естественно, что когда я весь свой вес перенес на лестницу, лежащую на крыше… - она поехала вниз, и я – вместе с ней. Честно скажу, было страшно! Но все-таки как-то мне удалось двумя пальцами уцепиться за кровельные швы, уменьшить давление на лестницу… и она остановилась,…но готова была в любое мгновение поползти вниз. Слава Богу, что в это время во дворе находилась Ирина Андреевна, (иначе я быстрее бы свалился вниз, чем докричался бы до нее в доме)! Слава Богу, что в этот день в деревне находился сосед Юра, (он редко бывает сейчас в деревне), да еще работал неподалеку, у колодца. Ирина Андреевна пошла с двумя палками к колодцу, докричалась Юру, тот быстро пришел, подставил опору под лестницу, а я сумел продержаться в течение всего этого времени на двух пальцах!!!

  Потом Юра объяснил мне, как надо закреплять лестницу, чтобы она не ехала вниз, и сам помог мне сделать приспособления. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!! Слава Тебе, Боже!!!

  Так ваш дедушка остался жив, да еще цел и невредим. Но вообще-то, таких ситуаций, когда Господь меня спасал, было здесь в деревне немало. Разскажу вам лишь об одной, которая случилась со мной сразу же в первый день после моего приезда сюда 15 лет назад.

  Начав жить в деревне с русской печью, я решил первым делом освоить топку русской печи, чтобы потом поспать на ней. (С детских лет засело в памяти, как Иванушка-дурачок спал на русской печи). Как я потом узнал, русская печь протапливается очень небольшим количеством дров. Я же спалил тогда немереное количество дров, включая дубовую бочку. А дубовые дрова – самые жаркие. Когда я, наконец, решил, что топить, наверное, хватит, я постелил на печку матрац, взгромоздился сам поверх матраца, и… уснул. Ночью меня припекло не на шутку. Я сначала крутился с боку на бок, а когда жарко стало невмоготу, я спустился с печи, и… уснул на диване… А матрац убрать с печи, конечно, не догадался. Ночью ватный матрац прогрелся до такой степени, что начал тлеть. Дым поднимался наверх к потолку,…а я преспокойно спал внизу на диване.

  Спасло меня сразу несколько одновременно случившихся обстоятельств. Во-первых, то, что окно было приоткрыто, и поэтому когда дым спустился до уровня окна, он, прежде чем обволок меня, спящего, начал выходить наружу через открытое окно. (Иначе я бы попросту задохнулся во сне угарным газом). Во-вторых, спасло меня то, что в этот день рано утром шли мимо моего дома два соседа, навещавших маму и возвращавшихся на работу. В третьих, спасло меня то, что они почему-то пошли в этот раз именно этой дорогой мимо моего дома. Причем, сами потом объяснить не могли, почему выбрали в тот день этот, более длинный для них путь.

  Они-то меня и разбудили, увидев сильную струю дыма, вырывавшуюся из окна и струившуюся по крыше. Я, первым делом, схватил загоревшийся уже матрац и выкинул его на траву. Но к этому времени загорелась уже деревянная перегородка, примыкающая к печке. Я, как потом выяснилось, не зная техники безопасности, начал топить печь, не имея под рукой достаточного количества воды. Когда мне сказали заливать водой, я рванулся было к колодцу, о существовании которого я в тот момент знал, и который находился на довольно большом расстоянии от дома. Поэтому четвертым обстоятельством, спасшим дом от пожара, было то, что они разбудили другого соседа, который, быстро сориентировавшись, схватил помойное ведро, быстро забрался на печку, и залил горевшую уже перегородку.

  Когда все страхи были уже позади, я открыл все окна и двери, сел на диван. Колени у меня дрожали. Я не мог унять дрожь. Так я радовался тому, что въехал в этот дом, так радовался тому, что это теперь наш дом, и вдруг в одночасье в первую же мою ночь в деревне и дом мог сгореть, и я мог угореть в этом доме.

  И в этот момент в комнату влетели три ласточки,… сделали круг «почета» по задымленной комнате…и вылетели на улицу. Я понял, что Господь показал мне, что Он рядом, что Он со мной, что Он оберегает меня, чтобы со мной ничего не случилось.

  С тех пор я очень трепетно отношусь к ласточкам. А вчера нам пришлось спасать ласточкиных птенцов от Снежки. Эта кошка – профессиональная охотница. Как только она увидела, что лестница смонтирована к дому в непосредственной близости от ласточкиного гнезда, стоило мне только спуститься с крыши, как она уже взобралась на лестницу. Сидит, глаза горят… На мои уговоры спуститься – она не реагировала. Пришлось мне опять забраться наверх и под ее сердитое ворчание спустить ее на землю. Но как только я отошел от лестницы, она снова оказалась на своем наблюдательном пункте. И вот что интересно. Когда я лазил вверх-вниз с красками – ласточки не волновались, но как только там очутилась кошка – птицы забезпокоились. Второй раз я согнал Снежу вниз, легонько подталкивая ее палкой. Но только я зашел в дом, слышу во дворе Ирина Андреевна урезонивает Снежку. Та – ноль эмоций. Тогда Ирина Андреевна взяла в руки палку. В ответ на это Снежа начала отбиваться лапой и кусаться, но свой наблюдательный пост не покинула. Пока я готовил инструмент, чтобы отколотить лестницу из опасной близости от гнезда, Ирине Андреевне пришел на помощь Юра – и они вдвоем отвлекали кошку. Та ворчала, пыталась палки кусать, но, по крайней мере, на охоту за ласточками времени у нее не оставалось. Так вдвоем они и отвлекали ее, пока я не отколотил лестницу. Вот так мы всем миром спасали ласточкиных птенцов от нашей охотницы.

  Вообще-то, все это, (то, что кошка нас не слушалась и хотела добраться до птенцов), все это произошло с нами потому, что ваш дедушка плохой молитвенник. Вот на острове Талабске, (в Псковской области), жил старец – отец Николай (Гурьянов). Вот это был настоящий молитвенник. У него был кот. Звали кота Липа. Однажды кот поймал птичку. Батюшка очень опечалился и выговорил Липе, что нельзя ловить птичек. Кот смотрел на него виноватыми глазами и как будто каялся. И, кстати, каялся котик нелицемерно. С тех пор он уже никогда птиц не ловил.

   Вот так по молитве святого происходят чудеса, и в том числе изменяются естественные взаимоотношения зверей. Таких случаев известно много. Вы, наверное, читали про преподобного Герасима, который жил близ реки Иордан. Рядом с Герасимом жил дикий лев, который вел себя как домашняя кошка. Слышали вы, наверное, как преподобный Серафим Саровский неоднократно с руки кормил медведя хлебом. А в первые века христианства происходили чудеса, когда многим святым, только за что они христиане, определяли в качестве смертной казни принародное отдание их на съедение голодным диким зверям. Эти звери становились кроткими, ложились у ног святых и начинали лизать им руки и ноги, зализывая раны.

  Вот и батюшка отец Николай (Гурьянов) тоже несомненно святой. Я о нем написал песню «Царь грядет!» (Это последняя песня на альбоме «Пора вымаливать Царя!»). В свое время батюшка произнес такое пророчество, (о том, что Царь грядет, - т. е. наступит время, когда будет на Руси новый Православный Царь). В этой песне поется и о самом батюшке, и о его пророчестве. Так что я рад буду, если вы послушаете эту песню.

 Целую вас, мои дорогие.

 Ваш дедушка. (Из деревни).


к содержанию


10. Опять о цветах.

Макушка лета в самом разгаре, и у нас обильно расцвели всякие цветы. Вчера украшал храм – и вот, хочу вам разсказать, какие у нас цветы. Флоксы как появились в мой день рождения, так теперь, даст Бог, будут чуть не до конца октября. У меня на участке растут только флоксы, а вот на соседнем участке, где жила бабушка Клавдия, а после ее смерти – ее сын Сергей, - там растут самые разные цветы. Я их там рву для храма – потому что сейчас и последний хозяин участка, (Сергей), вот уже лет пять как сгорел в своем доме. (Это он знал, что бывает, когда «лягухи к ряке скачут, а когда от ряки»).

Вот они, те, кто сажали цветы, умерли, а посаженные ими цветы служат Богу. Дай Бог, чтобы и после нашей смерти остались добрые Богу дела. Первыми распускаются красные гвоздики. Только это не совсем такие гвоздики, какие продаются в цветочных ларьках. У этих гвоздик более хрупкая ножка и более алый цвет. И еще они отличаются от покупных тем, что сорванные, они быстро отцветают. Их хватает только на одну службу. Но зато их растет у Сереги много. А вот белые и фиолетовые гвоздики – те более стойкие, и их тоже много. Поэтому хватает украсить весь храм. Есть у них еще также флоксы, и, кроме того, растет дельфиниум – это такие темно-фиолетовые высокие цветы – выше человеческого роста - на длинной ножке, по форме немного напоминают гладиолусы, только сами цветки намного меньших размеров, а самих цветков на одном стебле намного больше.

Самой ранней весной, когда еще местами лежит снег, у нашего соседа Юры распускаются крокусы. Это такие нежные белые цветочки. Потом наступает очередь тюльпанов – и так весь сезон до снега. Я этой весной украшал храм даже цветами груши, - замечательно смотрится, и испускают удивительно нежный аромат.

Вообще-то, я плохой «украшиватель». Мне для этого вкуса не хватает. Например, когда я поставил священномученику Харалампию дельфиниум, Ирина Андреевна мне сделала потом замечание, что надо было обязательно для контраста поставить рядом с темно-фиолетовым дельфиниумом белые гвоздики. Когда я исправил свою оплошность, букет стал смотреться намного богаче. Я думаю, если бы ты, Ксюша, пожила у нас, я бы попросил тебя быть ответственной за украшение храма цветами. Не сомневаюсь, что ты бы замечательно справилась с этим послушанием. И Олежке бы дело нашлось. Служить Богу – это, может быть, самое главное дело в жизни. В старину говорили: «Без Бога – не до порога». Ведь если Господь не благословит начинание человека – у него ничего не получится, (как бы он ни старался). А если искренно, (с верой), просить Бога, - то даже такой неумеха, как я, сможет красить крыши.

Поэтому многие дети хотели бы послужить Богу – кто алтарничать, (помогать священнику в алтаре), кто следить за подсвечниками, кто – помогать в свечной лавке, - но в городских храмах много желающих, (и детей, и взрослых), и не всем удается испросить себе послушание. А у нас людей, (и детей), немного. Так что каждому найдется работа.

А из развлечений – можно собирать ягоды, (сейчас пошла малина), грибы. Грибов пока не было, но намедни прошел сильный дождь, а сейчас стоит жара, (и ночь была теплая), - так что надеюсь набрать сегодня грибов. Грибы я собирать люблю, (и умею). А вот рыбачить люблю, но не умею. За все время проживания здесь я поймал всего несколько рыбешек. Но, может быть, если бы вы ко мне приехали, - вместе бы и научились рыбу удить. (Но об этом, если даст Бог, будет отдельный разсказ).

14.(27). 07. 2015.


к содержанию


11. Август.

Здравствуйте, мои дорогие внученьки. Время летит незаметно, (и очень быстро). Кажется, недавно только снег сошел, все зазеленело, а вот уже и август - время собирания плодов. Так и жизнь человеческая. Кажется, вот совсем еще недавно я был ребенком, а вот уже и старость подоспела. Старость – время собирания плодов духовных. Ведь скоро заберет меня Господь из этой жизни – и надо будет дать ответ, как прожил эту жизнь. Сколько добрых дел сделал и сколько раз, и какими грехами нагрешил, (все будет вспомянуто, кроме тех грехов, в которых покаялся на исповеди).

Я люблю это время года – август. Марина Цветаева написала такое стихотворение:

Август – астры,

Август – звёзды,

Август – грозди

Винограда и рябины

Ржавой – август!


Полновесным, благосклонным

Яблоком своим имперским,

Как дитя, играешь, август.

Как ладонью, гладишь сердце

Именем своим имперским:

Август! – Сердце!


Месяц поздних поцелуев,

Поздних роз и молний поздних!

Ливней звёздных –

Август! – Месяц

Ливней звёздных!



Замечательное стихотворение. Я в свое время, положил эти стихи на музыку. Ни в один из альбомов эта песня не вошла, но в рубрике «Старый магнитофон» вы можете ее послушать. Это на кассете «Избранное. (ок. 1990года). На стороне «А» - третий файл.

В детстве, когда в теплые августовские ночи бабушка с дедушкой укладывали нас с братом спать на улице во дворе, мы любили смотреть на звёздное небо и наблюдали эти «ливни звёздные».

Еще, кроме того, что это время собирания плодов, август – это время строгого Успенского поста. По Православному времяисчислению август как раз начинается Успенским постом, (По нынешнему светскому времяисчислению – это 14 августа). Успенский пост, хотя и короткий, (всего 2 недели), но такой же строгий, как и Великий пост. В дни Успенского поста, как и в другие посты, не разрешается вкушать мясную и молочную пищу, яйца. А рыбу в Успенском посту разрешается есть только в единственный день – в Праздник Преображения Господня. Елей, (постное масло), - только в субботу и в воскресенье. А в самые строгие дни поста, (в среды и в пятницы), - не подобает вкушать и вареную пишу, (приготовленную на огне). Такой пищевой пост, (без приготовления на огне), называется – сухоядение. В сухоядение можно есть орехи, мед, сухофрукты, сырые фрукты и овощи, а также хлеб.

Но поскольку в августе в саду и в огороде – всего много – этот пост не ощущается таким же строгим, как Великий. У нас у этом году, правда, не так много всего выросло. Я проболел во время посадок, попал в больницу – поэтому не успел посадить всего, что хотел, а потом уж время ушло. Обычно в это время мы не знаем, как обработать все выросшие кабачки, тыквы. В этом году кабачков вовсе нет, выросло несколько патиссонов, (два кустика), и несколько тыквин. Даст Бог, хватит на еду морковки и свеклы. Зато репа выросла хорошая – прямо как в сказке: «Посадил дед репку…» И репчатый лук – хороший. Чеснока выросло недостаточно. Начали есть его в конце июня, но вот уже скоро и подъедим. Зато, слава Богу, весь сезон, (с апреля по ноябрь), у нас на столе свежая зелень с огорода: зеленый лук, укроп, кинза была обильная, но уже отошла, на очереди – петрушка. Ягоды уже отошли, а сейчас поспевают яблоки, груши и сливы. Сливы у нас растут прямо перед домом и вокруг бани. Бывает приятно, напарившись в бане, выйти на свежий воздух нагишом, ибо все равно никого вокруг нет, а Ирина Андреевна по близорукости дальше, чем метров на 10 все равно ничего не увидит, даже если случайно посмотрит через оконное стекло. Выйдешь, распаренный, и тут же сорвешь с дерева поспевшие сливы. Каждый год стараемся с Божьей помощью варить яблочное и сливовое варенье. Картошку я еще пока не копал. Доедаем прошлогоднюю. А еще август – это время уборки хлеба,… но об это, даст Бог, будет отдельный разсказ.

5 (18) августа 2015г.


к содержанию

12. Хлеб.

А знаете, как изготавливают хлеб? Боюсь, что не знаете. Во времена моего детства, когда я был еще помладше вас, по-моему, с первого класса, в книге по чтению, называлась, кажется, «Родная речь», мы читали подробный разсказ с картинками, где описывались все этапы производства хлеба. Почему такое (особенное) значение среди прочих съестных продуктов уделяется хлебу? Хлеб – уникальный продукт. В нем есть все (!) необходимое для пропитания человека. Человек может постоянно питаться только хлебом и водой, и не нуждаться в иных продуктах. Кстати, некоторые монахи именно так и питаются.

Ваш дедушка питается не только хлебом, но решил сам хлеб изготавливать. Это ведь сейчас так просто – пошел и купил в магазине буханку хлеба за 25-30 рублей. А настанут времена, когда в магазинах ничего нельзя купить будет. А если и будет продаваться зерно – то геномодифицированное, такое, что посеешь, соберешь урожай, а на будущий год из этих семян ничего уже не вырастет. Поэтому дедушка сам выращивает зерно, чтобы не остаться в трудные времена без хлеба. Осенью после уборки урожая картошки я сею озимую рожь. В «Родной речи» была такая картинка, как сеятель рукой сеет зерно. Вот и я точно так же вешаю на шею тяжелое корыто с семенами, и рукой сею рожь. Потом я утрамбовываю посеянное, чтобы птицы не могли сразу быстро все склевать, и затем надо еще первое время до всхода отгонять птиц.

Следующий этап начинается только в конце следующего лета. Ваш дедушка берет серп, (такой, как на обложке альбома «Соловьи»), и начинает жать рожь в снопы. Затем, когда рожь пожата, я беру в руки молотилку и обмолачиваю рожь. Снопы остаются с пустыми колосками, а все зерно высыпается на рядно. (В разделе «Фото» меня Юра запечатлел, когда я с трудом поднимался с земли после обмолота). Доделываю обмолот я уже лежа, ибо остается много оторвавшихся, но не обмолоченных колосков, которые надо вышелушивать руками.

После этого зерно надо провеять. У кого много зерна, те провеивают зерно на специальном приспособлении, называемом рига. Я обхожусь ручным способом, провеивая зерно в ладошках. Лишь после этого зерно можно засыпать в хранилище. А чтобы испечь хлеб, надо это зерно смолоть в муку на мельнице. У нас в доме есть ручная мельница – два больших жернова с дыркой посередине. Верхний жернов охватывается железным обручем с ручкой. Правда, он сейчас сломан. (В небольших количествах можно изготавливать муку в ручной или электрической кофемолке).

Ну, а как изготовить из муки хлеб, ваши мамы, наверное, знают. (Надо сделать закваску, замешать тесто, положить закваску, дать тесту вскиснуть, положить в форму и испечь. Ксюша, твоя мама приобрела хлебопечку. Хлебопечка сама и взбивает тесто, и печет. Получается очень вкусный хлеб. В деревне печь надо в русской печи.

Вот, видите, сколько действий надо произвести, сколько усилий затратить, чтобы изготовить буханку хлеба. Мне хочется, чтобы вы это понимали и ценили хлеб превыше всех съестных продуктов. Не относились бы к хлебу пренебрежительно. Никогда бы не выбрасывали хлеб в помойку!!! Если люди так поступают, Господь Бог очень гневается на таких людей. Один мой знакомый развелся со своей женой из-за того, что увидел в унитазе кусок белого хлеба. (Его жена так и не осознала свою вину, и не хотела покаяться – и он не смог после этого поступка с ней жить).

А еще мне разсказывали, как один чеченец увидел лежащий на земле кусок хлеба с маслом, поднял, поцеловал его, а затем произнес: «Узнал бы, кто это выбросил – убил бы его». Мы с вами не будем никого убивать, но если вы, мои дорогие, когда-нибудь увидите небрежно брошенный хлеб, поднимите его. Если не для человека – то птичкам всегда скормить можно. И когда сами едите хлеб – всегда помните, какой дорогой ценой он достается. Вспоминайте, сколько ваш дедушка трудится, чтобы приготовить буханку хлеба. Дорожите хлебом!


к содержанию

13. Косолапый.

К нам повадился ходить медведь. Сначала он избороздил своими тропами все поле и наоставлял своих следов в болотИне, вычерпанной из колодца. А сегодня ночью заявился к нам во двор. Выломал жердину, повалил столб, забрался к нам на участок и стал промышлять – чем бы полакомиться. Более всего ему понравились яблоки с яблони, что растет у нас под окном. Но мы сами виноваты – не нашли время вовремя собрать яблоки и сварить варенье. Медведь нашу оплошность исправил. Вообще-то, он вел себя вполне прилично, даже грядки не истоптал. Если к нам на участок забредает кобыла Майка, от нее убытку всегда бывает намного больше. Медведь же аккуратно откусил одну ботвину у свеклы и больше не стал есть – видно, свекла ему не понравилась. Воду в тазах не выпил и тазы не перевернул, что не преминули бы сделать лошадь с коровой, несмотря на то, что вода мыльная. Удивительно, но коровы пьют мыльную воду.

А этот косолапый был на редкость корректен. Даже кучку наложил скромную, небольшую. Хотя следы оставил – не медвежонка. Взрослый медведь. Вот несколько лет назад у соседнего дома медведь наложил такую кучу под яблоней, что полностью заполнило бы ведро.

Его зовут косолапым, потому, что он лапы ставит не прямо, а вкось. Такие и следы оставляет. Подъел корочку хлеба. Сердобольная Ирина Андреевна решила было оставлять ему теперь на каждую ночь по буханке хлеба, но я ее отговорил. Чего доброго, повадится, назовет сюда целую медвежью компанию – весь забор переломают, огород вытопчут…

Зверья у нас тут всякого много: кабаны частенько под самым домом роют, и лисы: – три года назад мы идем со Снежкой открывать весенний сезон, а из нашего сарая в дырку лиса выскочила и убежала. Волков я не видел. Волк у Михаила раньше овец таскал. В этом году, слава Богу, тихо. Приезжайте к нам. Тут у нас и барсуки, и рыси, и косули, и лоси. Недавно здоровенный лось прогулялся вдоль нашего забора. Самого лося мы не видели, а следы оставил не детские. Больше коровьих. Как Костя говорит, здесь все звери есть, кроме слонов и носорогов. Прошлый раз мы шли с Ириной Андреевной в церковь на праздник Преображения Господня, - так прямо из-под ног штук пять-шесть тетеревов вспорхнуло. Эх, вот бы и вам посмотреть на зверей и птиц не в зоопарке…


к содержанию

14. Грибы.

Сентябрь – время грибов. Он везде в наших краях – время грибов. И в деревнях, и в больших городах. В городах все, у кого есть силы и время, берут корзины, рюкзаки и едут за грибами. Кто на машинах, кто на электричках и автобусах. Грибов в наших краях много, хватает всем, и даже те, кто с утра пораньше приезжают на далекие полустанки, и «высыпают» всем составом из электричек, и так – электричка за электричкой, все равно все к вечеру набирают каждый свою корзину грибов: кто – белых, кто – солонушек.

У нас в деревне живет всего 5 человек, а грибников – и того меньше. Поэтому грибов у нас всегда столько, сколько можешь унести. Сейчас необычайно много белых и красных. Наш сосед собирает грибы и отвозит тачками, а я обычно иду с корзиной и с рюкзаком. Наберу корзину – высыплю в пакет – и оставлю в приметном месте. Иду дальше налегке. Опять наберу – опять оставлю. А назад иду – собираю пакеты в рюкзак, и с трудом доволакиваю до дома. Грибы собирать очень приятно. Собираю только мелкие, нечервивые. Такие красавцы – загляденье! Устаешь только их чистить. Как правило, вожусь с ними всю ночь. Варим грибные супы, зажариваем на еду и впрок – делаем заморозки в холодильнике. Кроме того, сушим, солим и маринуем грибы. К грибам у меня любовь с детства. Если бы вы увидели такие грибные поля, как у нас, то тоже, наверное, заразились бы…

к содержанию

15. Неизвестный зверь.

Наступил октябрь, а грибы не кончаются. Правда, белых и красных стало чуточку поменьше, но мне даже нравится, что порой, чтобы найти хорошую делянку, приходится походить по лесу, а не только резать и резать грибы без передышки. Но все равно грибов еще много. Вчера набрал опять столько, сколько смог унести – 3 корзины красных с белыми, (немного подберезовиков) и 2 корзины молоденьких опят. Опята только-только пошли. Очень люблю эти грибы.

А вчера вечером я долго чистил грибы и около 3-х часов ночи вышел во двор. Я сначала подумал, что это какой-то незнакомый большой кот прогуливается по двору. Я подошел к нему с фонариком поближе, а он не убегает, смотрит на меня, - и оказалось, что это совсем не кот, а какой-то зверь. Я видел таких зверей в зоопарке, только не могу припомнить его название. Может быть, енотовидная собака?.. А может быть гиена?.. Раза в полтора-два больше кошки, шерсть серая, серебристая. Мех плотный, увесистый. Имеет лапы, как у кошек, а морда – что-то среднее между кошкой и собакой. Уши – торчком. Смотрит сердито. А хвост – довольно большой, тяжелый.

Посмотрел он на меня, повернулся, а затем не спеша пошел со двора и перелез через изгородь. Я в прошлом году видел, наверное, его же. Я тогда не сумел его хорошенько разглядеть в темноте, и принял его за камышового кота. Он фыркал на меня из-за высокой травы, когда я ночью шел к часовне.

Надо будет сходить как-нибудь в зоопарк, чтобы наверняка идентифицировать этого зверя. Прав Костя, (это умелец из соседней деревни, замечательный, отзывчивый человек), - здесь,- говорит,- кроме слонов и носорогов, всякое зверье водится.

P.S. Дописываю в середине октября, в праздник Покрова Божией Матери. Сегодня вечером, когда уже довольно прилично стемнело, я услышал возле угла дома какую-то возню. Сначала подумал – птицы. Направил туда фонарик, и обнаружил, что это чего-то там не поделили два каких-то зверька. Они посмотрели на меня и юркнули под дом. И этих «пришельцев» я не могу с точностью правильно назвать. То ли ласки, то ли горностаи, то ли хорьки. А может быть, морские свинки?.. Побольше мышей, поменьше кошек. Одно слово – прав Костя…

к содержанию

16. Первая литургия.

Хочу поделиться с вами своей радостью. В этом году у нас в деревне была отслужена Божественная литургия, (впервые за последние 80 лет). Мне известно, что церковь здесь при коммунистах закрыли в 30-ых годах 20-го века. С тех пор здесь не служились литургии. Молебны были. Я присутствовал на молебнах в 2002, 2011 и 2014 годах. А, вот, литургия, во время которой совершается таинство Причастия, - ни разу. Батюшку привезли на УАЗе, а остальных желающих помолиться, - на тракторе. Транспорт доехал до реки, а оттуда последние метров 100 все шли пешком. Большинство молившихся причащались. После службы мы с Ириной Андреевной организовали для всех праздничную трапезу. И хотя электричества у нас в часовне нет, на костре удалось очень быстро все три блюда, (суп, картошка, чай), приготовить. Так что пока батюшка освящал колодец, все было готово. Ну, а закуски мы заготовили заранее. Последнюю ночь я вовсе не спал, готовил кушанья. Трапезовали на улице за общим столом, который смастерил с Божией помощью ваш дед. В конце работы Бог послал мне помощника, который в первый раз пришел посмотреть на нашу церковь, и ему здесь так понравилось, что он после этого стал приходить к нам. Молился вместе с нами, и стал помогать в подготовке к приему паломников. У меня сначала была мысль сделать навес над трапезным столом на случай дождя, но по мере приближения заранее оговоренной даты, я стал понимать, что навес я сделать не успею, и останется уповать на милость Божию, чтобы не было дождя.

Но Игорь, так зовут нашего помощника, за 2 дня до литургии буквально уговорил меня дать ему возможность вкопать столбы. Работа закипела… доделывал я уже в одиночестве в последний день, и хотя накрыл стол навесом не полностью, но для тех 11-и человек, которые сидели за столом, защиты от дождя хватило бы. Тем не менее по милости Своей, Господь послал солнечную погоду, - так что все остались довольны и литургией, и трапезой.

Слава, Тебе, Боже наш, слава Тебе!!!

к содержанию

17. «Эхо прошедшей войны».

В этом разсказе я опишу, как сподобил меня Господь принять участие в отпевании и перезахоронении останков героя, (героини), минувшей Великой Отечественной войны. Псковская земля вообще обильно полита кровью защитников родины особенно в эту войну. 4 года эта земля была оккупирована немцами, и все это время не прекращалось сопротивление псковичей, не желавших жить под немцами и продолжавших партизанскую войну. Вот, наша деревня, например, была полностью сожжена немцами, потому что здесь поддерживали, кормили партизан, снабжали их продовольствием. В округе таких деревень было очень много. Немцы думали таким образом сломить русское сопротивление в тылу. Однако еще больше людей из сожженных деревень уходили в партизаны. Конечно, были и такие, которые переходили на сторону врага, начинали служить немцам. Из таких предателей была создана, так называемая армия «власовцев», ибо возглавлял ее предатель, перешедший на сторону немцев генерал Власов.

Местные жители, (из пожилых, которые воочию видели эту войну в детском возрасте), говорят, что лютовали эти власовцы еще хуже немцев. Некоторые из них занимали должности «полицаев» - главных, поддерживающих в оккупированных деревнях немецкий порядок. Вот эти более всего вредили своему народу, и стяжали на себя справедливый гнев простого народа. После войны таких полицаев судили. Сажали их в тюрьму за измену родине. Мне разсказывали, что двоим таким предателям, (братьям), когда они отсидели срок и хотели вернуться жить в свою деревню, местные жители сказали, что если они хотят остаться живыми, пусть уезжают отсюда в другое место жительства, (где люди не знают об их злодеяниях против своих же односельчан). Тем пришлось уехать в Сибирь – туда, где они отбывали срок.

Кстати, об этом времени оккупации и о таких же полицаях есть очень хорошая детская книга Валентины Осеевой «Васек Трубачев и его товарищи». Очень советую ее прочитать. (Хуже – посмотреть фильм – имеется экранизация). Книга довольно большая в 3-х частях: (перед войной, в оккупации и после оккупации). Во второй части как раз разсказывается о том, как группа детей одноклассников, (примерно вашего возраста), попала на оккупированную немцами Украину. Там были такие же проблемы с полицаями. Только назывались они на Украине не «власовцы», а «бендеровцы» по фамилии возглавлявшего предательскую армию Степана Бендеры. А сейчас в «новой» Украине из Бендеры сделали «героя». Молодые люди носят по улицам его портреты, и в украинских городах его именем называются улицы.

Но я отвлекся. Вернемся на Псковщину. В конце войны в 1944 году, когда наши войска разгромили гитлеровцев под Сталинградом и на Курской дуге, наша победа была уже не за горами, некоторые из власовцев стали понимать, что скоро немцы отступят, и тогда им, местным жителям, будет не сдобровать. И тогда некоторые из них стали «наводить мосты». Они через людей, связанных с партизанами, просили спросить партизан, простят ли их и примут ли в свои ряды. Партизаны ответили, что не будут держать на них зла, - пусть те из власовцев, кто желает перейти на сторону партизан, без опаски переходят. Для них был установлен специальный «коридор». Они собирались в доме Екатерины Гуляевой, о которой я веду разсказ. Она собирала она их партиями по 8 человек и препровождала их в другую деревню, (поближе к партизанам). А там другой человек отводил их в партизанский отряд. Таким образом, ей удалось переправить две партии.

Но немцы обнаружили, что ряды власовской армии стали редеть. И им удалось внедрить в третью партию провокатора. Когда Екатерина отводила третью партию власовцев, этот провокатор под предлогом того, что хочет в туалет, скрылся. Они его подождали-подождали, и, не дождавшись и не докричавшись, она отвела семерых условленным «коридором».

Мне разсказывал об этом сын Екатерины Гуляевой, который и пришел в церковь отпевать и перезахоронить свою мать. Он говорил, что она, вернувшись домой после переправки третьей партии, подойдя к окну, вдруг вся побледнела. Он спросил: «Что с тобой?» Она прошептала: «Посмотри в окно». К их дому приближались немецкие автоматчики в сопровождении того самого сбежавшего провокатора. Анатолий, (так зовут ее сына, ему было тогда 14 лет, а сейчас 84 – вся грудь в орденах), сказал, что они сначала забрали маму, а его оставили, но потом, сообразив, вернулись и за ним. Но его спасли женщины односельчанки. Они видели, что немцы сначала повели его мать, а теперь и его ведут. И говорят одна другой: «Смотрите, они сначала Катю увели, а теперь и Толю арестовали. Давайте, спасем паренька». И они придумали такой нехитрый план. Немцы всегда любили побираться. Зайдут в дом и требуют: «Давай яйки, млеко, сало…». И потому всегда ходили с котелками и емкостями, куда им накладывали яйца и наливали молоко. Вот бабы и решили отвлечь их подношениями. Нанесли побольше. Пока фашисты путались с перкладыванием яиц и переливанием молока, бабы и подсказали Анатолию бежать. Бог хранил его. Он побежал. Немцы не сразу спохватились, а когда начали стрелять ему вдогонку, ему удалось скрыться в высокой траве…

Потом он тоже попал к партизанам. Был у партизан разведчиком, а после войны пошел в кадровые военные. (Кстати, потом, во время Карибского кризиса, был на Кубе). Это уже потом после отпевания и перезахоронения он разсказывал нам во время поминальной трапезы.

А маму его немцы, видимо, допрашивали. Наверное, пытали. И собирались перепроводить в ближайшую эсэсовскую часть. Но по дороге, то ли передумали, то ли она вправду попыталась бежать, но ее, не довезя до комендатуры, расстреляли. Долгое время ее тело лежало незахороненным. Лишь потом местные жители, обнаружив ее, (с уже отгрызанными зверьми конечностями), похоронили. Анатолий тогда долго не мог попасть в родные места, а когда попал – место захоронения обнаружить уже не смог. И вот уже, выйдя на пенсию, он задался целью, найти захоронение своей мамы. Долго он обращался в различные органы, - и нигде не получил положительного ответа. И вот, наконец, в этом году, через 70 лет после окончания войны, местному поисковому отряду удалось, наконец, обнаружить останки его мамы. (Как он нам разсказал, у поисковиков есть такой прибор, который обнаруживает пустоты под землей). Анатолий точно установил тело погибшей по неистлевшему маминому гребню. Удивительно, что ее тело было обнаружено в тот же самый день, в который ее 71 год назад схватили немцы. И день этот 19 (6) августа – в Праздник Преображения Господне. Вот такая история.

Остается разсказать вам, как я узнал об этом и как познакомился с сыном героя, (героини), Великой Отечественной войны Екатерины Гуляевой, отдавшей «жизнь свою за други своя». Мне необходимо было незадолго перед совершением Божественной литургии у нас в деревне обговорить с батюшкой все детали. По телефону всех подробностей не обсудишь – и мы сговорились с батюшкой, что я приеду к нему в назначенный день. Обсудив с батюшкой все необходимое, я уже собирался отправиться назад, как вдруг неожиданно батюшка предложил: «Федор, а не хотите сейчас вместе помолиться на отпевании, а потом заедем в магазин, и я отвезу вас до дома вашей стоянки на краю большака?». От такого предложения я не смог отказаться, тем более, что перед литургией надо было закупить побольше продуктов для общей трапезы, а нести их потом 18км было бы нелегко. Я согласился. И как вы понимаете, теперь нисколько не сожалею об этом, несмотря на то, что удалось вернуться домой намного позже предполагаемого мной времени. Господь сподобил меня молиться на отпевании святой мученицы. Ибо Господь сказал: «Нет больше той любви, если человек отдаст душу свою за други своя». Екатерина Гуляева отдала жизнь свою за победу нашей родины в этой кровопролитной войне. Благодаря таким, как она, героям русские победили в этой давно прошедшей войне.

Конечно же, не хотелось расставаться с ее сыном, тоже героем-партизаном Великой Отечественной войны. После отпевания и захоронения, (останки поместились в небольшом красиво обшитом ящичке, который смастерил сам Анатолий), батюшку попросили подвезти хоронивших родственников к ним в деревню, что в 2-3 км от церковного кладбища. Мы вшестером взгромоздились в батюшкину «Волгу». Псаломщик Владимир, единственный из нашей компании небольшого роста и не крупной комплекции, сидел у меня на коленях на переднем сидении. Благо, гаишники попадаются навстречу в этих местах крайне редко. Ну, а затем после посещения магазина, все мы были приглашены на поминальную трапезу, во время которой мы и узнали подробности этой истории.

Слава Богу, что Господь сподобил меня такой чести – молиться на отпевании святого героя. Кстати, Анатолий, поведав о том, что ее и схватили немцы, и останки были обнаружены в один и тот же день Преображения Господне, посетовал, что день смерти ему неизвестен. На что батюшка, наверное, провидев духом, сказал: «Скорее всего, она умерла именно в сегодняшний день, когда ее отпевали».

P.S. Эхо прошедшей войны еще долго, по-видимому, будет слышно нам. Когда я разсказал в нашей деревне эту историю, Михаил сказал: «А у нас за рекой есть могила партизана. Нас детей водили туда школьниками. Разсказывали, что он был лейтенантом, и погиб, прикрывая отступление партизанского отряда. Партизанам удалось уйти, а он погиб в неравном бою с фашистами. Там он и был похоронен на месте своей гибели. Имя его Михаил припомнить не смог, и могилку сейчас найти будет трудно – давно туда уже школьников не водят. Вот, может быть, вы, мои внученьки, займетесь этим в будущем. Средства для отыскания могилки сейчас имеются. Если опросить местных жителей, возможно, удастся узнать имя захороненного здесь партизана. Тогда, я думаю, можно будет договориться с батюшкой отпеть и перезахоронить героя в нашей церковной ограде…

А еще на нашем церковном кладбище, рядом с могилой моих благодетелей, которые построили и жили в доме, в котором я сейчас живу, рядом с их могилой расположена могила сельского учителя, которого немцы затравили служебными собаками. Мне разсказывали, что его гоняли как раз по той дорожке, по которой я сейчас хожу в церковь. Ему было 39 лет. Они его повесили, и потом долго не разрешали снимать тело, для устрашения деревенских жителей…

Обильно полита кровью мучеников земля наша Псковская. А еще из нашей церкви отстреливались восставшие крестьяне, которые не хотели платить продналог и починяться незаконной большевистской власти, свергнувшей и убившей Помазанника Божия Царя Батюшку со всей Его Семьей. Я до сих пор нахожу на огороде стреляные гильзы от патронов. А в этом году Костя, когда вспахивал мне плугом целину, вывернул, наконец, железяку, которую я никак не мог вытянуть вручную. Костя – большой специалист и по тракторам, и по машинам, (и вообще по любой технике). Он долго смотрел на вывороченную деталь – никак не мог понять, от какого же это механизма. Затем пожал плечами и сказал: «Наверное, от какой-то пулеметной тачанки». Если приедете ко мне – сами посмотрите на это «эхо войны».

Ваш дедушка. (Из деревни).

к содержанию

18. Глазами Снежи.


Снежа

Ур-р-р, Рр-р-р, Ур-р-р. Опять этот белый кот в доме. Надо быть начеку. Пойду спрячусь под кровать. Пусть баба Ира сначала его накормит, тогда и я смогу спокойно подойти к своей миске… Ур-р-р. Эх, вот, жизнь настала. В своем доме с дедушкой спокойно не поешь, надо все время остерегаться Барсика. Ур-р-р, Р-р-р. И зачем баба Ира его в дом пустила! Дедушка его бы ни за что в дом не пустил. Дедушка раньше даже помогал мне отгонять котов с нашей территории. Ур-р-р, ур-р-р! Вот времена настали!.. Ну, баба Ира, конечно, добрая душа. Ей всех жалко. Но, вообще-то, мне грех на нее жаловаться. Раньше меня дедушка чем кормил? Разомнет картошку и добавит туда для запаха консервов кильки в томате. И пока миску не опустошишь – не надейся получить еще чего-нибудь. Баба же Ира кормит нас и сырым мясом, и сырой рыбой. А в качестве основы, как правило, - геркулесовая каша с вареной или жареной рыбой. Она добрая. Ей всех жалко. И ежей кормит, и птиц. Ну, и нас с Барсиком, конечно, лакомит. Если бы только Барсик не дрался… Ур-р-р, Р-р-р! Но все равно - лучше с одним дедушкой на картошке с килькой, чем на разносолах с этим белым котом. Вот, кажется, он поел, отвалился. Пойду осторожно пробираться к своей миске.

«Снежа, Снежа – иди кушать!» О, это меня баба Ира зовет. Ур-р-р, Рр-р-р…

……………………………………………………………………………..

Ну, вот. Слава Богу, вкусно поела, и смогла безпрепятственно подойти и забраться на печку – на дедушкину лежанку. Здесь я в безопасности. Сюда Барсику строго запрещается забираться, а мне – можно. Я люблю тут спать ночью с дедушкой и днем, когда дед работает.

А Барсик, надо отдать ему должное, умный кот. Понимает, куда ему разрешают ложиться, а куда – нет. И слушается. Меня тоже не всюду пускают. Нельзя ходить по столам. В часовне ни в коем случае нельзя прыгать на престол и на жертвенник. Я люблю ходить с дедом и с бабой Ирой в часовню, - и потому слушаюсь. В часовне можно спокойно, (ибо Барсика туда не пускают), греться на табуретке у печки. Я люблю греться у печки и слушать, как они молятся Богу. Только сначала я побаивалась звука колокола, но теперь привыкла. Они долго молятся. И мне хорошо с ними, и тепло. Если надоест лежать, я могу выйти на улицу и поохотиться - там хорошее место для охоты, только приносить им мышей в часовню и съедать перед ними мне запрещается. Я слушаюсь, хотя и хочется похвастаться, но съедаю мышей вне часовни. Иногда только вызову кого-нибудь из них, кто в данный момент не читает, чтобы посмотрели на мою добычу. Они меня понимают, посмотрят и похвалят. И еще похвалят, что я оставила мыша за порогом. Когда я съем мыша, кто-нибудь из них вспомнит обо мне, и заботливо откроет дверь часовни – я опять пойду греться на табуретке.

Я уже научилась определять, когда приближается время конца службы. Дедушка зажигает все свечи и начинает протяжно и торжественно петь. (Они называют это Обедницей). Это значит, что когда свечи догорят, служба окончится, они станут целовать иконы, а потом сядут на лавочку, и будут есть то, что лежало на каноне во время службы: шарлотку или еще что-либо. Дедушка скажет: «Давай помянем усопших». А по-моему, они просто едят. Баба Ира, добрая душа, и мне предложит немного. Я шарлотку не люблю, но чтобы не обижать любимую кормилицу, съем маленький кусочек. Потом они засобираются домой, и обязательно будут звать меня: «Снежа, пойдем домой, пойдем кушать». А я буду делать вид, что мне еще совсем не надоело тут, и соглашусь пойти с ними только после нескольких уговоров. А по дороге назад я буду забегать перед ними, прятаться в траву и оттуда напрыгивать на них. (Очень интересная игра)! А баба Ира будет играть со мной палочкой. Хорошо мне с ними втроем, и вообще в деревне хорошо. Вот только бы Барсик не дрался… Ур-р-р-р.

к содержанию

19. Первый снег.

Вот так быстро время летит. Давно ли только-только снег сошел, птицы стали прилетать. Аисты начали строить семейную жизнь. А сегодня выпал уже первый снег. Уже недели две как листья со всех деревьев облетели, и стояла сумрачная погода, трава пожухла, временами моросил мелкий холодный дождь. Так еще было вчера вечером, когда я шел на вечернюю службу под воскресенье. А когда служба закончилась, и я вышел из часовни – все вокруг стало бело. Нападал густой мокрый снег. Снегопад продолжался всю ночь, и прекратился лишь под утро. Утром вся природа преобразилась, земля выглядела обновленной, белоснежной.

Живя в городе, этих красот и перемен не особенно-то замечаешь. Ну, да – снег под ногами, когда в школу бежишь. А перед метро слякоть: к вечеру - мокрые ноги и простуда в горле. А здесь … выйдешь из дому – такая красота вокруг! Сейчас еще луна только нарождается, поэтому ночью не так красиво. А если первый снег ложится при полной луне – это такая сказочная красота, что невозможно глаз отвести. Так было несколько лет назад. Тогда была полная луна, и также, как в этом году, во время церковной службы земля оделась белым покрывалом. В тот год я написал песню: «Пока мы служили» на стихи отца Александра (Никулина). Это стихотворение батюшка назвал «Снежинки». Если захотите послушать, вы можете это сделать, открыв альбом «Соловьи».

Снежный покров, кроме того, что создает красоту, еще позволяет легко определять, какие звери подходили ночью к дому. Сегодня утром, когда я направлялся затапливать печь в часовне, я обнаружил сначала лисий след, (лиса бежала прямо по нашей дорожке), а чуть позже я увидел большущие следы, которые могли принадлежать только волку или большой собаке. Я указал Ирине Андреевне на эти следы. Она, конечно, испугалась волка, но потом выяснилось, что под утро у Михаила отвязался с привязи и убегал из дому здоровенный пес Мухтар – немецкая овчарка. Мухтар грозно лает, когда находится на цепи за оградой, но если отцепляется, то ведет себя весьма дружелюбно, ласкается, виляет хвостом. Он по весне часто провожал меня от Михаила до моего дома. Я качу тачку медленно, а ему хочется порезвиться. Он и вперед забежит, но потом возвращается ко мне, и в сторону с дороги в бурелом ломанется. Пока прыгает и скачет по траве – клещей наберется. Когда заканчивал сопровождать меня до дома, то терпеливо разрешал мне выкручивать ему клещей…

Но все это было ранней весной, когда я перевозил от Михаила хранившуюся у него зимой картошку. А сейчас из той картошки вырос новый урожай, который уже собран и также отвезен к Михаилу до следующей весны. (Даст Бог). У нас, поскольку дом зимой не топится, картошка в подвале может смерзнуться, да и мыши с крысами в отсутствии Снежи постараются картошечку подчистить. А у Михаила и тепло в подвале, и кошек полно.

Ну, вот, мои дорогие Олежка и Ксюшенька, скоро уже, наверное, увидимся в Питере. Возможно, больше уже писать вам не буду. Мы планируем пробыть здесь еще менее 2-х недель. Недоделанных дел, как всегда, осталось много. Хотелось хотя бы дрова переколоть и сложить на просушку.

Даст Бог, теперь увижу вас у бабушки на Праздник Рождества Христова. Аминь!

к содержанию

2016


Первый полет

Дорогие мои Олежка и Ксеничка. Год прошел – и вот уже новое лето близится к концу. Опять разскажу вам об аистах. Поскольку в прошлом году с аистами у нас случилась беда, я в этот год особенно переживал за них. Сам я приехал в деревню не рано – в конце мая. Сразу глянул – и не увидел аистов в гнезде. Испугался. Когда пришел к Михаилу, спрашиваю насчет аистов. Он ответил, что нет, мол, все в порядке. Высиживают уже. Они, говорит, прилетели в этом году попозже. Долго их не было. Затем появились целой «артелью». Дрались из-за гнезда. А потом наша пара осталась, а остальные улетели.

В этом году у нас поселилась на редкость крупная пара, (не удивительно, что именно они победили в «артельной» разборке). И также, как и крупные люди, часто бывают весьма немногословными, так и наши аисты оказались исключительно сдержаны в проявлении своих эмоций. Раньше, бывало, я не успевал поднимать голову на их клекот. В частности, каждая доставка пищи сопровождалась радостным клекотом. А этих было практически не слышно. Издавали звуки, и то интеллигентные, приглушенные, только в том случае, если ко гнезду приближался чужой аист, или иная крупная птица: орел, коршун.

За стройматериалом они часто летали на мой участок, а ближе к середине лета один из аистов облюбовал конек сарая, прилегающего к нашему дому, и часто отдыхал там.

Так незаметно пролетело лето. Наступил август. Птенцы выросли, (у нас родилось 2 крупных птенца), но вылетать из гнезда не торопились. У меня в деревне всегда работы много. Поскольку аисты попались молчаливые, попусту не клекочут, поэтому я, бывает, в течение дня и не взгляну в их сторону. Традиционно же я наблюдаю за ними во время завтрака из окна, (пока пищу пережевываю). Уже с первых чисел августа я стал серьезно безпокоиться за них. Осталось менее трех недель до отлета, а они, (птенцы), в ус не дуют. Сколько я себя помню, все аисты из наших мест улетают, сбившись в стаи, 20-го августа. И вот я каждый раз за завтраком начал увещевать их: «Вы о чем-нибудь думаете?! Осталось 2 недели до отлета, а вы еще не научились из гнезда вылетать!»

Постепенно они усовестились и начали опробовать крылья. Встанет на край гнезда, расправит крылья, и пытается взлететь, помахивая. Сначала чуть-чуть приподнимаясь над гнездом. Потом как-то при сильном ветре я заметил, что один из птенцов воспарил над твердью почти на метр. Но этими пробами дело и ограничилось. Так прошла еще одна неделя. Я продолжал взывать к их совести: «Вам всего 12 дней осталось!» И вот, наконец, сегодня (за 11 дней до отлета), я работал на земле как раз перед церковью – сеял зелень по третьему разу, чтобы в сентябре и уже до конца сезона была у нас свежая зелень на столе. Случайно поднял глаза наверх, и обнаружил, что в гнезде находится лишь один птенец, а рядом с гнездом летает аист. Сначала я засомневался, подумал, может быть, это кто-то из родителей несет им пищу. Но вскоре мои сомнения разсеялись. Взрослый аист при подлете ко гнезду уверенно сначала опускается ниже гнезда, а затем набирает высоту так, чтобы при касании гнезда окончательно потерять скорость.

Этот же «пилот» совершал неуверенные попытки приземления обратно в гнездо. Сначала он подлетел ко гнезду на слишком большой высоте, и ему пришлось пролететь мимо. Затем он опустился слишком низко, и ему не хватило скорости, чтобы достичь гнезда. Я с замиранием сердца следил за происходящим. А вдруг у него не хватит сил, и он при следующей неудачной попытке рухнет наземь.

Но, слава Богу, с третьей попытки, хотя и неуверенно помахивая крыльями, он все же оказался в гнезде. Лишь тогда я услышал, как всегда, сдержанный клекот, (совсем как родители). То ли его, то ли его младшего брата, (или сестры), наблюдавшей за происходящим. Зато ваш сентиментальный дедушка не удержался от слез, и приветствовал храброго летчика-испытателя троекратным «Ура!»


к содержанию

Зимняя бабочка.


Зима в этом году накатила неожиданно рано. Я даже не успел на могилке прибраться. Дожидался пока листва на дубах опадет, чтобы потом все махом сгрести – и до весны. Собирался перед Дмитриевской родительской субботой убраться. (Это в начале ноября). А тут неожиданно так много снегу навалило, что я не то, чтобы к могилке подступиться, а и свои засохшие флоксы перед крыльцом ленюсь обломать. (Прежде ведь надо снег расчистить). Расчищаю только самые необходимые дорожки: к силосной яме, к кострищу для сжигания непищевого мусора, к бане, да мостики к колодцу и к часовне. Для меня и этих работ хватает. Норму по физической нагрузке выполняю. Воду приходится носить на коромысле, ибо тачка вязнет в снегу, а расчищать – больше упаришься.

Зима, конечно, вносит определенные трудности в деревенскую жизнь, зато как глаз радует! Вся унылая пожухлая трава и листва покрывается чистейшим белоснежным покрывалом. Не только природа, но и дома, даже старые, полуразрушенные, когда накрываются белыми платочками, выглядят намного благообразнее. Я уж не говорю о нашей часовне. Особенно в ночном лунном свете – это такая красота, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Однажды я заработался в часовне. Мастерил столик, чтобы прихожане могли удобно писать записки. В часовне натоплено, тепло, горит лампадочка. Электричества у нас там нет, но мне с фонариком на голове свету хватает. Увлекся работой, (благо, на раннее утро никаких срочных дел не предвиделось). Кошка рядом со мной греется, а Ирина Андреевна без меня одна в доме не безпокоится, голодная не сидит и не мерзнет – я ее, слава Богу, предусмотрительно перед дождями, предшествовавшими снегу, отправил с подвернувшейся оказией в Питер, а то бы ей вовсе отсюда было бы не выбраться. Поэтому меня ничто не связывало, и я мог спокойно работать в часовне пока была работа, (а то если прерваться, и продолжить с утра, то пришлось бы опять сначала печь топить – и время, и дрова тратить). Я заработался заполночь, и когда вышел на улицу и посмотрел со стороны беседки на часовню… Луна светила уже высоко. Все вокруг преобразилось от освещенного луной снега. Невольно пришли на память слова песни «В лунном сияньи снег серебрится…» И в этом освещении наша красавица-часовня! Через окошко виднеется горящая лампада,.. А крест, венчающий здание, - Крест – спаситель всея вселенныя, устремленный ввысь, красовался немного восточнее уже обогнавшей его поднявшейся луны! Вот уж, воистину ни в сказке сказать, ни пером описать! Если бы я был художником, непременно бы сделал зарисовку.

Ну, а кроме того, что украшается весь мир, зимой приоткрывается завеса перед тайной ночной жизни диких животных. Однажды мне пришлось идти пешком по снежной целине к автолавке. Я еще боялся, как нащупаю под снегом дорогу. Ведь в некоторых местах колеи такие глубокие, что провалившись, более, чем по пояс будет. А внизу подо льдом – незамерзшая вода. Но деваться некуда – Михаил третью неделю подряд из-за навалившего снега не решался ехать на тракторе – боялся завязнуть и окоченеть в тракторе в ожидании подмоги. У него больные ноги, с двумя палками с трудом передвигается. Пешком, да по такому снегу ему бы из застрявшего трактора и до дому не добраться. Вот я подумал-подумал, помолился Богу, чтобы управил мой путь, оделся, взял палку, лопату для расчистки снега, чтобы расчистить мостик через реку, и отправился в путь. И, слава Богу, Господь пустил передо мной зверя. Он пробежал накануне ночью как раз по пути моего следования, и вывел прямо на большак. Что за зверь – не знаю. Не волк – слишком мелкие следы. Не заяц – слишком крупные. По размеру лапы могла бы быть лиса – но та бы, наверное, оставляла след от хвоста. Скорее всего, это тот самый неизвестный зверь, о котором я написал в прошлом году разсказ. В зоопарк я, конечно, не нашел время сходить, но, думаю, что это все-таки и есть енотовидная собака. ( И Юра того же мнения). Кем бы этот зверь ни был, но он весьма облегчил мой путь, ибо, что удивительно, этот зверь точно знал, где колеи, а где их нет, и бежал по дороге все время в тех местах, где снег менее глубокий.

Так вот, пока я шел вслед за моим невольным проводником, чьих только следов ни встретил: и кабанов, и лосей, и даже медведя. Хотя ему бы надлежало уже завалиться в берлогу. (Кто знает, может быть, и медведя зима застала врасплох). Все эти звериные следы пересекали мой путь и направлялись к реке – на водопой.

Ну, а в доме, кроме крыс и мышей, которых мы со Снежей не очень жалуем, появился у нас новый жилец – зимняя бабочка. Летом такие бабочки – мегеры, именно так они правильно называются, нередко залетают к нам в дом. Я их аккуратно беру, чтобы не повредить пыльцу, - иначе она летать не сможет, – и выпускаю на улицу. Сейчас же зимой она бы на улице неминуемо погибла. Она всегда выползает откуда-то после того, как я жарко протапливаю дом. Теперь она у меня вместо термометра. В доме у нас нет термометра. Вернее, есть – но он уж очень сильно врет. Пока я не знал, что он врет, я ориентировался по нему. Но Ирина Андреевна попросила убрать его с глаз долой, ибо при такой топке она в доме продолжала мерзнуть. Зато зимняя бабочка никогда не врет. Всякий раз, появившись, она начинает биться своими красивущими крыльями в окно, а когда устает, начинает ползать по оконным рамам. Я смотрю на нее, и поражаюсь, как столь тонюсенькие лапки легко переносят такое тяжеловесное, (по сравнению с лапками), тело.

Вообще-то при топке печи первыми на оконном стекле и рамах появляются мухи. Но с этими у меня разговор короткий. Раньше я вешал липучки, уж больно назойливо по осени лезли мухи и в волосы, и в лицо. Но однажды я увидел, с каким усердием синица за окном, уцепившись лапами за оконную раму, находясь в положении вниз головой, как долго и усердно она пыталась выклевать одну единственную муху, застрявшую в сетке, закрывающей форточку от насекомых. Я решил облегчить жизнь синицам, и теперь всегда к семечкам или орехам, оставленным Ириной Андреевной для кормления птиц, добавляю свежепойманных мух. (Впрочем, птицы с благодарностью съедают и старых мух, еще летом запутавшихся в паутине). Так вот только через некоторое время после того, как я соберу на стекле очередную порцию мух, откуда ни возьмись, появляется наша зимняя бабочка.

Однажды, кажется, это было в первый раз, когда она появилась, по крайней мере, еще при Ирине Андреевне, она стала летать вокруг меня, а затем садиться ко мне на голову, на лицо. Ирина Андреевна даже всерьез подумала, уж не святой ли я, раз Господь так меня отмечает, и на меня бабочка безбоязненно садится. Но со святостью – обошлось, а все объяснилось просто. Это сейчас, когда я один живу, натапливаю дом хорошо только с утра, а вечером – лишь немного протапливаю, ибо сплю я на печи, а там и так жарко. Поэтому бабочка появляется только утром, когда сильно натоплено, и естественно летит на свет к окну. При Ирине же Андреевне я натопил для нее жарко под вечер, и появившаяся бабочка полетела на свет к лампочке. А там дедушка как раз читал вечерние молитвы. И поскольку от сильной жары на лысой голове, на лбу и на щеках у меня проступили капельки пота, вот бабочка и пристраивалась попить. Разобравшись, Ирина Андреевна успокоилась относительно моей святости, но зато строго-настрого запретила мне сгонять бабочку. Она, в отличие от меня, будучи весьма милосердной, всегда опасается своими действиями внести безпокойства в жизнь живых существ. Вот, если кошка прыгнет к ней на колени, или на грудь, она ни за что сама первая не встанет, хотя бы ей и надо было куда-то идти. Смотрит на меня виноватыми глазами, и, указывая на кошку, говорит: «Парализовала». А если, например, кошка лежит на ее кровати, а ей надо уже ложиться спать, она опять же ни за что не потревожит кошку, а лишь сама как-то примастится где-нибудь сбоку поверх покрывала и попросит ее чем-нибудь укрыть. Так, бывало, и проспит всю ночь в неудобной позе.

Вот и тут, убедившись, что я не святой, но испугавшись, что я по жестокосердию могу смахнуть бабочку, Ирина Андреевна забезпокоилась на ее счет. Я по-честному терпел долго, да, по правде сказать, и самому не хотелось сгонять зимнюю бабочку. Бабочка напилась пота на голове, потом, уцепившись своими лапками, стала переползать со лба на веки. Я терпел. Но когда она, осмелев, поползла ко мне в нос, терпение мое кончилось. Я осторожно отогнал ее. Уж очень щекотно. Что смеетесь? Сами бы попробовали потерпеть.

Ваш дедушка из заснеженной деревни.

к содержанию

Как тут хорошо!


Вот и подошло к концу время еще одного моего деревенского сезона. Вчера была отслужена последняя панихида, и совершен последний Крестный ход. А сегодня протекла последняя вечерня. Завтра последняя утренняя служба – и буду собираться в Питер. В осенне-зимнее время вообще все службы удивительно тихие, спокойные. Темнеет рано – и свет только от лампадок и свеч. Это само по себе создает умилительное настроение. А сегодня вечером служба на собор архистратига Михаила и всех безплотных сил была особенно умилительно-торжественно-радостная. Сегодня я перенес подсвечник из-за аналоя, и поставил его перед иконой архангела Михаила. Это создало особый уют. А то раньше из-за того, что аналой наклонен, свечи не освещали аналойную икону. Конечно, если бы в часовне было много народу, то подсвечник бы мешал прикладываться к иконе, ну, а для меня одного места предостаточно. Одновременно с иконой осветилась и задняя часть часовни. Слева за печкой уютно и успокоительно обрисовалась горка дров, а справа осветился только недавно изготовленный столик-шкафчик, чтобы можно было удобно писать записки. Перед этим я всю неделю мастерил его. Столешницу приспособил от выкинутого сыном компьютерного стола. Я ее уже года три назад привез сюда – да, вот, все руки не доходили. Компьютерный стол имел в углу вырез для проводов 10 на 10 сантиметров. Поначалу я никак не мог придумать, как закрыть зияющую дыру. Наконец, пришло решение. Удалось удачно приспособить в этом месте кружку для пожертвований. Пока возился с кружкой, да с дверцами, да с полочкой внутри – неделя и пролетела.

Там же в углу за столиком осветилась буквально накануне воскресной службы законченная подставка для выносной свечи. А то у нас на литургии был прокол. Из-за отсутствия подставки не выносилась свеча.

И столик, и подсвечник, конечно, радовали глаз, но главное – это то, как радовалось сердце при лицезрении икон Господа, Матери Божией, Архангела Михаила и святых. Сегодня я свеч не жалел. Горели три свечи на аналое, две на престоле, одна, (помимо лампадки), у Царственных мучеников, одна на каноне, освещая и Крест на каноне, и уголок для икон, и большую икону мученика Григория. А также я зажег большую свечу в левом углу на иконной полочке над жертвенником, которая освещала вместе с лампадкой иконы святых, а также новую, недавно повешенную икону «кроткого» Господа Исуса Христа, как назвала ее Ирина Андреевна. Она давно просила меня, вырезав из календаря, соорудить икону для часовни. Действительно дивная икона! А то я все ленился, не находил времени, чтобы ее оборудовать. Теперь оценил.

В часовне было удивительно светло. Иконы Господа, Матери Божией, святых смотрели на меня, и, наверное, поэтому сегодня особенно легко было вникать в смысл богослужебных слов. Служба протекла на одном дыхании. У нас вообще короткие вечерние службы и длинные утренние. Мы не объединяем утреню с вечерней, а служим, как полагается: вечерню – вечером накануне, утром – утреню, часы и обедницу. Сокращений мы не делаем, поэтому утренняя служба занимает у нас около 4-х часов. Зато вечером – менее часа. Поэтому, если служба воскресная, то перед вечерней, пока еще не закончился субботний день, мы служим панихиду, а после вечерни – совершаем Крестный ход. Ход – оградительный вокруг церкви и часовни. Но сегодня служба не воскресная, поэтому служилась одна вечерня. Прихожанка была одна… Снежа. А что вы улыбаетесь? Псалмопевец Давид сказал: «Всякое дыхание да хвалит Господа». И, между прочим, эта кошка к церковным службам поревностней иных людей относится. Всякий раз, когда я иду на службу, она несмотря ни на какую погоду послушно и радостно идет за мной. И в часовне она ведет себя очень прилично, не переминается с ноги на ногу, как иные прихожане и не мается в поисках себе места. Правда, сегодня утром, когда служилась воскресная служба, она попросилась-таки на улицу во время чтения часов. Зато вечером заняла место не как обычно – за печкой на табуретке Ирины Андреевны, а передо мной, рядом с клиросом, да так всю службу спокойно и пролежала. Ну, оно и понятно. Поскольку архангельская служба – в понедельник, то храм после воскресения не успел остыть, и ей уютно и комфортно было не у самой печки, а в центре часовни. Еле дозвался ее, чтобы идти домой. Не хотела покидать храм. Никакие уговоры: «Кушать» не помогали. Она вообще очень понятливая кошка, много слов знает, а слово «кушать» это было первое слово, которому выучила ее моя жена, когда Снежа была еще котенком.

Да, наверное, не только люди, но и кошки чувствуют Благодать Божию. Вот и мне ведь тоже не хочется никуда уходить из часовни. Также и редким захожанам. Зайдешь, сядешь – Благодать. А уж вечером, когда горят лампадки и свечи, пахнет ладаном – и подавно. Оно и понятно. Ведь наша часовня милостью Божией никогда не осквернялась присвоением ей антихристовых номеров ОГРН. А это хоть и не лишает церкви Благодати вовсе, но умаляет существенно. Об этом все свидетельствуют, кому пришлось по несчастью сначала бывать в храме до присвоения ОГРН, а затем – после. Разскажу вам одну историю на эту тему.

Когда в 2010-м году я был в Крестном ходу, то познакомился в Вятской епархии с одним иеромонахом, который упорно отказывался брать ОГРН на храм. Там тоже основной храм полуразрушен, а дома у него оборудована часовня, которую он и боронит от присвоения этого антихристова имени. Но, к сожалению, на архиереев давит государство, а тем приходится давить на священников. И вот Вятский владыка присылает к этому иеромонаху благочинного, чтобы тот уговорил его принять номер. Благочинный приехал. Батюшка проводил его в часовню. Тот как вошел, так и сел. Сидел долго молча. Затем вымолвил: «Как тут хорошо!»… Но все же поручение надо выполнять – назначил иеромонаху срок, чтобы тот принял ОГРН. Иеромонах стал молиться и стал просить других, чтобы молились, дабы часовня осталась неоскверненной. В том числе, и нам звонил в Питер. (Это было уже после окончания Крестного хода). Мне позвонил старший хода и попросил молитв о батюшке. Я стал молиться, как умею и как мог. Через некоторое время спрашиваю старшего: «Ну, как удалось отстоять часовню?». Отвечает: «Да, звонил, благодарил батюшка. Сказал, что вы, наверное, хорошо молились, ибо после этого архиерей серьезно заболел, и ему теперь ни до меня, ни до моей часовни».

Вот и я сегодня, когда отзвонил в колокол, присел на скамейку, взглянул на освещенный иконостас и на освещенную часовню, и мне тоже захотелось повторить слова того благочинного: «Как тут хорошо!»

07 (20). 11. 2016

к содержанию

   



 Назад